В Москве весь мир уже готовился признать мое превосходство, стихии разрешили этот вопрос.

В несчастий обыкновенно не уважают того, в ком прежде почитали величие.

Во времена моего могущества я мог добиться выдачи мне принцев дома Бурбонов, ежели бы хотел того но я уважал их несчастие.

Во  время моих итальянских кампаний Директория только и делала, что тявкала она пробовала мне указывать, в ответ я посылал ей мадонн из чистого серебра, она умолкала, и моя  армия продолжала идти вперед.

Во всяком предприятии нужно две трети уделять расчету и одну треть - случаю. Увеличьте первую дробь, и вы будете малодушным; увеличьте вторую - и вы станете безрассудным.

Военный и  чиновник редко наследуют то, что называется состоянием, поэтому надобно их вознаградить уважением и вниманием, уважение, которое им оказывают, поддерживает чувство чести, какое есть истинная сила нации.

Военных сил недостаточно для защиты страны, между тем как защищаемая народом страна непобедима.

Вождь подобен торговцу, вложившему свои средства в дело и ожидающему прибыли.

Воины! Вторая польская война начинается. Первая кончилась при Фридланде и Тильзите.

Воззвание к Великой армии 23 (11) июня 1812 г. Каузлер Ф. Правила, мысли и мнения Наполеона о военном искусстве... – СПб., 1844, ч. 2, с. 217; Михайловский Данилевский А. И. Описание Отечественной войны... – СПб., 1839, ч. 1, с. 145

Воистину необычайной оказалась бы книга, в которой не нашлось бы места для вымысла.

Война состоит из непредусмотренных событий.

Войско баранов, возглавляемое львом, всегда одержит победу над войском львов, возглавляемых бараном.

Воображение правит миром.

В отречении монарха есть своего рода ирония: он отрекается тогда, когда с властью его уже не считаются.

Вот солнце Аустерлица!

На рассвете перед сражением при Бородине (26 авг. / 7 сент 1812 г.), согласно «Истории Наполеона» Ф. П. Сегюра (1824). Ашукины, с. 571. Более достоверно, по видимому, свидетельство генерал адъютанта Жана Раппа, находившегося при Наполеоне в то утро; при встрече с войсками, приветствовавшими его перед сражением, император воскликнул: «Это энтузиазм Аустерлица!» Россия первой половины ХIХ века глазами иностранцев. – Л., 1981, с. 128.

Во  Франции есть люди, которые вспоминают о Хартии, когда их охватывает страх, совсем как тот игрок, который возвращается к своей любовнице, когда проигрался.

В Париже после 13 вандемьера республиканские убеждения, кои я исповедовал, оставались в ходу всего лишь двадцать четыре часа говорю это в  назидание братьям из сообщества Бабефа и миссионерам, исповедующим религию фрюктидора.

В ранце каждого солдата лежит жезл маршала.