Дворянство, духовенство и эмигранты, потерявшие свое имущество и привилегии в результате революции, рассчитывали вернуть утраченное с возвращением прежней династии. Они помышляли об этом еще в Кобленце: они всегда плохо понимала происходящее. Им не было нужды знать о том. чего они и знать не желали, деньги - вот что им было нужно.

Девятнадцать из двадцати тех, кто управляет, не верят в  мораль, но они заинтересованы в том, чтобы люди поверили, что они пользуются своей властью не во зло, вот что делает из них порядочных людей.

Дезе обладал всеми качествами великого полководца: умирая, он связал свое имя с блестящей победой.

Деказ раньше служил у моей матери: я замечал его порою в  толпе придворных. Эта должность не требовала большого таланта. И он, и подобные ему министры походят на людей, карабкающихся на призовой столб.

Десяток говорунов производит больше шума, нежели десять тысяч, которые молчат в этом заключается средство к достижению успеха тех, кто лает с трибун.

Для глупости особенно характерно несоответствие между целями и средствами.

Для правительства нерешительность государей то же, что и паралич в членах тела.

Для религии служители культа - то же, что чиновники для власти. Человек заурядный измеряет кредит куртизана числом его лакеев чернь судит о всесилии Бога по количеству священников.

Для того чтобы народ обрел истинную свободу, надобно, чтобы управляемые были мудрецами, а управляющие - богами.

Для того, чтобы управлять миром, нет иных секретов, кроме того, чтобы быть сильным; сила не знает ни ошибок, ни иллюзий.

Для управления печатью нужны хлыст и шпоры.

Добившись роспуска старой армии, коалиция одержала большую победу. Ей нечего бояться новичков: ведь те еще ничем себя не проявили.

До Ватерлоо я думал, что Веллингтон обладает дарованием полководца. Сведущие в военном деле бывалые военные были повергнуты в  изумление, когда заметили, что он завладел МонСенЖаном: после этой глупой ошибки от меня не ускользнул бы ни один англичанин. Своим успехом Веллингтон обязан прежде всего собственному своему счастию, а затем - пруссакам.

Договор 20 ноября был ничем не лучше капитуляции Парижа так и не знаешь, кто здесь виноват, иностранцы или же само французское правительство.

Друо - это настоящий Катон я не знал никого, кто бы столь разительно походил на Аристида. Храбрый человек!

Дурак имеет великое преимущество перед человеком образованным, он всегда доволен собой.

Дурак скучен, ну а педант просто невыносим. Я так и не смог понять, о чем это все толкует Бональд.

«Дух законов» малоосновательное творение едва ли упорядоченной постройки, в которой можно найти прекрасно убранные покои, но заметить коегде и наспех отделанные дощатые стены с позолотой.