Власть, основанная на  любви народа к диктатору, - слабая власть, ибо зависит от народа, власть, основанная на страхе народа перед диктатором, - сильная власть, ибо зависит только от самого диктатора.

Войны начинают, когда хотят, но кончают их, когда могут.

Всего ужаснее сознавать, что силы есть, что мог бы что-нибудь сделать и что никогда ничего не сделаешь - погибнешь бессмысленно.

Всякая перемена прокладывает путь другим переменам.

Всякий видит, чем ты кажешься, немногие чувствуют, кто ты на самом деле.

Вынося приговор, нужно руководствоваться человеколюбием, осмотрительностью и милосердием.

Главные основы государства - хорошие законы и хорошие войска; хорошие законы бессильны там, где нет хороших войск, там же, где есть хорошие войска, необходимо хорошие законы.

Государства приобретаются либо своим, либо чужим оружием, либо милостью судьбы, либо доблестью.

Государь не волен выбирать себе народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать и подвергать опале.

Государю нет необходимости обладать всеми добродетелями, но есть прямая необходимость выглядеть обладающим ими.

Добрыми делами можно навлечь на себя ненависть точно так же, как и дурными.

Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеванию любой ценой.

Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой.

Дружбу, которая дается за  деньги, а не приобретается вели чием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать.

Едва лишь люди перестают бороться, вынуждаемые к борьбе необходимостью, как они тут же начинают бороться, побуждаемые к тому честолюбием.

Если власть заинтересована в том, чтобы развратить народ, она достигает желаемого, поощряя предателей, вместо того чтобы наказывать их.

Если необходимо нанести человеку оскорбление, оно должно быть настолько жестоким, чтобы не нужно было опасаться мести за него.