Будь в  жизни прям и непритворен,
Враждуя с ложью и со злом,
И да не будет опозорен
Твой фрак звездою иль крестом.

«В альбом ребенка», 1857

Все ждешь каких-нибудь историй,
Трепещешь за свою судьбу,
Ведь из принципов и теорий
Россию выпустят в трубу.

«Современное ожидание», 1867

Все та же за «Пчелою» слава:
Фаддея критика подла,
А Ксенофонтова — плюгава.

«Еще о Ксенофонте»

Гербель в нашем поколенье —
Что в минувшем был Хвостов.

«Гербелю»

Кэткоф лорд да смерд Иванец
Прямо делом повели,
Чтоб не портил иностранец
Или русский самозванец
Жизни русския земли.

«Катков и Аксаков», 1867

Лежит здесь, вкушая обычный покой неизвестности,
Панашка, публичная девка российской словесности.

эпитафия

Нет, не змия Всадник медный
Растоптал, стремясь вперед, —
Растоптал народ наш бедный,
Растоптал простой народ.

«Пред памятником Петру I в Петербурге», 1859

Окружена широкими морями,
В тени олив покоится она,
Развалина, покрытая гробами,
В ничтожестве великая страна.

«Эллада»

Он доказал, при возвышеньи быстром,
При дружбе со значительным лицом,
Что можно быть бездарнейшим министром
И даровитым подлецом.

«Головнину», 1865

Он: меж холопьями считался мудрецом
За то, что  мысль давить была его отрада;
Он был фельдфебелем под царственным венцом
И балетмейстером военного парада.

«Всеобщий благоприятель», 1854

По высочайшему указу
На площади не свищет кнут, <…>
Но в  прессе нашей либеральной,
Среди журнальных дикарей,
Еще царишь ты, кнут опальный,
Со всею прелестью своей!

«Петербургская журналистика», 1869

Попы изревле доказали
Неистовство утроб своих
И в древности так славно жрали,
Что назвали жрецами их.

Слышим вопли, стон и клики
Лучших родины сынов:
« Умер Гоголь наш великий,
Жив и здравствует Сушков!»

«Двойное горе (У гроба Гоголя)», февраль 1852

Теории! Вы  гибель для умов,
Вы портите строенье жизни русской.
Аксаков сам и тот не без грехов:
Он в охабне социалист французский.
Иль в синей блузе Посошков.

«И. С. Аксаков», 1865

Терситом, Яго, Квазимодо —
Ну, как его б ты ни назвал
В своей сатире на урода, —
Ему все выйдет мадригал.

«Мадригал Головнину», 1865

У нас чужая голова,
А убежденья сердца хрупки…
Мы — европейские слова
И азиатские поступки.

«Мы»

Чтоб веру дать моим словам —
Пиши побольше эпиграмм.

«Ответ Розенгейму на его тупую эпиграмму на меня»

Шагаем мы неимоверно, —
Гордись, о русский человек,
Что в год  Россия беспримерно
Переживает целый «Век».

«На кончину газеты “Век”», 1862