Ваша воля исполнена: я - император, но какою ценою, Боже мой! Ценою крови моих подданных!

Из письма Николая I к брату Константину Павловичу

В России две беды: дураки и дороги.

В России только я не краду.

«За несколько месяцев до своей смерти (рассказывали газеты) Николай, рассерженный кражею инвалидных сумм, сказал, что он знает одного человека на службе, который не крадет, и этот человек он сам» (А. Герцен, «Вперед! Вперед!», 1856). Герцен, 12:308.

Вы хотите, чтобы я пролил кровь моих подданных в первый день моего царствования?

«Записки» (писались с 1831 по 1848 г.; опубл. в 1903 и 1926 г.), гл. IV. Слова Николая 14 дек. 1825 г., в ответ на предложение генерал адъютанта И. В. Васильчикова применить картечь против восставших (в оригинале по французски). Васильчиков ответил: «Чтобы спасти Вашу империю». Николай I: Муж. Отец. Император. – М., 2000, с. 62. Также в письме к вел. князю Константину Павловичу от 14-16 фев. 1825 г.: «Я – император, но какою ценою, Боже мой! Ценою крови моих подданных!»

Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен.

Летом 1850 г. капитан Г. И. Невельской, вопреки прямому запрету, основал в устье Амура Николаевский пост (ныне г. Николаевск на Амуре). Особый комитет по Амуру предложил пост упразднить. В дек. 1850 г. император, принимая генерал губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева (Амурского), сказал ему: «Где раз поднят русский флаг...» и т. д. Эти слова Невельской привел в своих воспоминаниях (1878), со ссылкой на Н. Н. Муравьева. Невельской Г. И. Подвиги русских офицеров на крайнем Востоке. – 2 е изд. – СПб., 1897, с. 112. С 1994 г. – девиз флага Хабаровского края.

Где раз поднят русский флаг, там он уже спускаться не должен.

Господа, седлайте коней: во  Франции провозглашена республика.

Так будто бы воскликнул Николай на балу у наследника 22 фев. 1848 г. Grimm A. T. Alexandra Feodorowna, Kaiserin von Russland. – Leipzig, 1866; цит. по: Шильдер Н. К. Император Николай I. – М., 1997, кн. 2, с. 489; в оригинале по французски.

Господа! У меня полиции нет, я не люблю ее: вы моя  полиция.

Речь перед депутацией петербургского дворянства 21 марта 1848 г. Николай I: Муж. Отец. Император. – М., 2000, т. 1, с. 124

И без того много.

Резолюция 16 сент. 1836 г. на прошении В. Ф. Одоевского и А. А. Краевского об издании нового журнала альманаха. Вацуро В. Э., Гиллельсон М. И. Сквозь «умственные плотины». – М., 1972, с. 215

Лучшая теория права - добрая нравственность, и она должна быть в  сердце независимо от этих отвлеченностей и иметь своим основанием религию.

Mes amis de Quatorze. // Мои  друзья по Четырнадцатому.

Иронически о декабристах с их планами широких реформ. Выскочков Л. В. Николай I. – М., 2003, с. 264.

На колени!

Обращение Николая к толпе, собравшейся 22 июня 1831 г. на Сенной площади в Петербурге во время холерного бунта. По рассказу А. П. Башуцкого, «государь (...) поднял высоко руку, и медленно опуская ее, протяжно произнес только: «На колени!» (...) Все как один человек опустились на колени с обнаженными и поникшими головами». «Русский вестник», 1866, № 7, с. 235 («Первая холера в Петербурге»; подпись: «Бывалый»). То же в «Записках» А. Х. Бенкендорфа (опубл. в 1896 г.). Николай I: Муж. Отец. Император. – М., 2000, с. 358. Более достоверная версия: «...Прогневали мы Бога, обратимся к церкви, на колени, и просите у Всемогущего прощения!» Шильдер Н. К. Император Николай I. – М., 1997, кн. 2, с. 337 (со ссылкой на дневник князя А. С. Меншикова). По рассказу анонимного очевидца: «Что вы это делаете, дураки? С чего вы взяли, что вас отравляют? Это кара Божия. На колени, глупцы! Молитесь Богу! Я вас!» «Колокол», 1 дек. 1865.

Нет сомнения, что крепостное право (…) есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к оному теперь было бы делом еще более гибельным.

Речь в Государственном совете 30 марта 1842 г.

…Ни хвалить, ни бранить наши правительственные учреждения (…) не согласно (…) с достоинством правительства. (…) Должно повиноваться, а рассуждения свои держать про себя.

Резолюция 22 марта 1849 г. на записке графа С. С. Уварова от 21 марта (по поводу пропуска цензурой «сомнительной» журнальной статьи об университетах)

Объявить Ивану Петрову, что и я на него плюю, и отпустить.

Апокрифическая резолюция на докладе о мужике, который сквернословил в кабаке, и на замечание: «Перестань сквернословить хотя бы ради лика [т. е. портрета] государева» – ответил: «А что мне твой лик, я плюю на него!» (Л. И. Кинг, «Рассказы об императоре Николае Павловиче»; опубл. в 1886 г.). Николай I: Муж. Отец. Император. – М., 2000, т. 2, с. 307. В устной традиции: «...что и мне на него насрать».

Об этом знают только двое: Бог да Клейнмихель.

Апокрифический ответ «какому то иностранному послу на вопрос о стоимости Николаевской железной дороги» (А. В. Эвальд, «Рассказы о Николае I», VII; опубл. в 1896 г.). Николай I: Муж. Отец. Император. – М., 2000, т. 2, с. 244 .

Отныне я буду твоим цензором.

В разговоре с А. С. Пушкиным 8 сент. 1826 г. (в оригинале по французски). Фраза приводится в заметке «Воспоминание о Пушкине. Еще отрывок из неизданных Записок Анны Григорьевны Хомутовой» (опубл. в 1867 г.). Жизнь Пушкина, рассказанная им самим и его современниками. – М., 1987, т. 2, с. 39.

…Под словом просвещение он понимает свободу, (…) деятельность разума означает у него революцию, а искусно отысканная середина не что иное, как конституцию.

Отзыв о статье И. В. Киреевского «Девятнадцатый век» («Европеец», 1832, № 1); приведен в письме А. Х. Бенкендорфа министру народного просвещения К. А. Ливену от 7 фев. 1831 г. «Русская старина», 1903, № 2, с. 314. Источником этого отзыва был анонимный донос в III отделение «О журнале «Европеец», издаваемом Иваном Киреевским». См.: «Европеец». Журнал Киреевского. – М., 1989, с. 432.