Имеется три вида друзей: друзья, которые вас любят, друзья, которые к вам безразличны, и друзья, которые вас ненавидят.

Иная девка охотно продается, но отнюдь не согласна отдаться.

Иная женщина способна испортить себе жизнь, погубить и опозорить себя в глазах общества - и все это ради любовника, которого она тут же любит из-за того, что он плохо счистил пудру, некрасиво подстриг ноготь или надел чулки навыворот.

Иная страстная дружба дарит не меньшим счастьем, чем  страсть, и вдобавок еще не противоречит разуму.

Иной раз довольно не примириться с высокомерием и чванством, чтобы обратить их в ничто; порой их достаточно не заметить, чтобы они стали безвредны.

Иной раз  меланхолия служит приметой высокой души.

Иной раз терпимость доходит до такого предела, что ее скорее назовешь глупостью, нежели добротой или великодушием. У человека должно хватать ума на то, чтобы ненавидеть своих врагов.

Иные вещи легче возвести в  закон, чем узаконить в общественном мнении.

Иные люди вполне раскрывают все свойства своего ума и сердца только в истинной дружбе; в обществе же они могут проявить лишь качества, которые приятны для светских отношений. Эти люди подобны деревьям, которые под лучами солнца дают чудесные плоды, а в теплице - несколько красивых, но бесполезных листков.

Иным людям как воздух нужны иллюзии в отношении всего, что им дорого. Порою, однако, у них бывают такие прозрения, что, кажется, они вот-вот придут к истине, но они тут же спешат удалиться от нее подобно детям, которые бегут за ряженым, но пускаются наутек, стоит тому обернуться.

История народов, угнетенных деспотами, - это всего лишь сборник анекдотов.

История - почти сплошная цепь ужасов. При  жизни тирана эта  наука не в чести, однако преемники его дозволяют, чтобы злодеяния их предшественника стали известны потомству: новым деспотам надо как-то смягчить отвращение, которое вызывают они сами, а ведь единственное средство утешить народ - это внушить ему, что его предкам жилось так же худо, а то и еще хуже.

История свободных народов - вот единственный предмет, достойный внимания историка; история народов, угнетенных деспотами, - это всего лишь сборник анекдотов.

Каждый, чьи потребности скромны, представляет собой как бы угрозу для богачей - он может ускользнуть от них, и тираны потеряют раба.

Как бы плохо мужчина ни думал о женщинах, любая женщина думает о них еще хуже.

Как не пожелать, чтобы негодяй был ленивцем, а глупец - молчальником!

Как  общество рассуждает, так им и управляют. Его право - говорить глупости, право министров - делать глупости.

Как перемежающаяся лихорадка спасает людей от чумной заразы, так и некоторые недостатки помогают им избежать иных прилипчивых пороков.