Как мне надоело слышать, что я сильная. Да мягкая я, как воск, только надежной мужской руки не встретилось.

Мне говорят: ты какая-то даже нерусская. Ни на одну секунду никуда не опоздала.

Мы, актеры, что ни говори, всего лишь инструменты, а мастеровые – это режиссеры. Им тот инструмент подавай, который в данный момент нужен: молоток там, или пассатижи, или вот сейчас Мордюкова в самый раз будет…

На бабок с клюкой мне  страсть как переходить не хочется. Ибо  искусство, по моему глубочайшему, хоть и ненаучному убеждению, – это торжество пола.

У нас в станице так говорили: «Будешь падать – держись за землю». Я и держалась.

Я не верю в безграничную актерскую всеядность. Надо играть, но не заигрываться.