[Август в письме к своему сыну Тиберию:] Не слишком возмущайся, если кто-то говорит обо мне дурно: довольно и того, что никто не может нам сделать дурного.

[Август] никогда не начинал сражения или войну, если не был уверен, что при победе выиграет больше, чем потеряет при поражении. Тех, кто домогается малых выгод ценой большой опасности, он сравнивал с рыболовом, который удит рыбу на золотой крючок: оторвись крючок - никакая добыча не возместит потери.

Бедный римский народ, в какие он попадет медленные челюсти!

Август о Тиберии, своем наследнике.

Геренния, юношу, предававшегося порокам, Август приказал выгнать из своего лагеря. Тот умолял о прощении и говорил: «Как я вернусь к себе домой, что я скажу отцу?» - «Скажи, что я тебе не понравился», - ответил Август.

Измена мне мила, а изменники противны.

О фракийском царе Риметалке, перешедшем на сторону Октавиана в войне с Марком Антонием (32—31 гг. до н.э.) (Плутарх, «Изречения царей и полководцев», 91, 2). Плут.-99, с. 554. Македонский царь Антигон I (?—301 до н.э.), согласно Плутарху, говорил, что «любит тех, кто собирается предать, но ненавидит тех, кто уже предал» («Ромул», 17).

Как вам кажется, хорошо ли я сыграл комедию жизни?

Друзьям перед смертью, 19 авг. 14 г. н.э. (Светоний, «Божественный Август», 99, 1). Свет., с. 101.

Как вам кажется, хорошо ли я сыграл комедию своей жизни?

Квинтилий Вар, верни легионы! // Quintili Vare, legiones redde.

В 9 г. н.э., после гибели в Тевтобургском лесу (Германия) трех легионов во главе с Квинтилием Варом, Август, «говорят, <...> до того был сокрушен, что несколько месяцев подряд не стриг волос и бороды и не раз бился головою о косяк, восклицая: „Квинтилий Вар, верни легионы!“» (Светоний, «Божественный Август», 23, 2).

Когда Август с триумфом вернулся после победы [над Марком Антонием] при Акциуме, то навстречу ему среди поздравляющих поспешил человек, держащий в руке ворона, наученного говорить: «Привет Цезарю, победителю, императору». Цезарь в восторге купил приветливую птицу за двадцать тысяч сестерциев. Приятель этого ремесленника, который ничего не получил от щедрости Августа, заверил императора, что у того есть и другой ворон, и просил, чтобы заставили принести и его. Принесенный ворон ясно произнес заученные слова: «Привет Антонию, победителю, императору». Август, нисколько не рассердившись, ограничился тем, что приказал виновному разделить полученные деньги с приятелем.

Лучше сделать поудачней, чем затеять побыстрей.

Не следует начинать сражения или войну, если нет уверенности, что при победе выиграешь больше, чем потеряешь при поражении.

Не слишком возмущайся, если кто-то говорит обо мне дурно: довольно и того, что никто не может нам сделать дурного.

В письме к своему наследнику Тиберию (Светоний, «Божественный Август», 51, 3). Персидский царь Артаксеркс, по преданию, велел передать спартанцу Эвклиду, который бывал с ним слишком дерзок: «Ты можешь что угодно говорить, но я-то могу не только говорить, а и делать» (Плутарх, «Артаксеркс», 5). Плут.-94, 2:507.

Одному оробевшему просителю он [Август] (…) сказал в шутку, что тот подает ему просьбу, словно грош слону.

Осторожный полководец лучше безрассудного.

Пакувий Тавр, настойчиво добиваясь подарка от императора Августа, сказал ему, что уже масса народа говорит о том, что он якобы получил от Августа немалую сумму денег. «А ты, - сказал Август, - им не верь».

Торопись медленно. // Festina lente (лат.).

Излюбленная поговорка Августа; у Светония дана в греческой форме («Божественный Август», 25, 4). > Бабичев, с. 273. Это цитата из трагедии Еврипида «Финикиянки». > Markiewicz, s. 127.

Я принял Рим кирпичным, а оставляю его мраморным..

«Он так отстроил город, что по праву гордился тем, что принял Рим кирпичным, а оставляет его мраморным» (Светоний, «Божественный Август», 28, 3).