Абсурд, как и  поэзия, с которой он тесно связан, как философское умозаключение, как всякий вообще продукт воображения, есть утверждение духовной свободы человека, восставшего против тирании обстоятельств.

Аксиома: чем больше любопытства вызывают наши новые знакомые, тем меньше они его заслуживают.

А что, если наша земля - ад какой-то другой планеты?

Барахтаться в дерьме - не лучший способ очищенья.

Благородная Бедность выродилась из знатной дамы в нищенку, из аристократки в поденщицу в сальном фартуке, в дырявых резиновых сапогах. Чтобы боготворить столь отталкивающую Дульсинею, надо быть безумнее самого Дон Кихота…

Большинство людей обладают совершенно уникальной способностью все принимать на  веру.

В искусстве простые вещи бывают сложнее самых сложных. Чтобы решать простые задачи, нужен талант - и не от головы, а от сердца.

В любую эпоху теория вызывала у людей любовь ко всему плохому и  ненависть ко всему хорошему.

Во вселенной есть только один уголок, который ты можешь уверенно взять в кандидаты на  улучшение, это ты сам.

Во всем считают себя правыми лишь те, кто добился в  жизни немногого.

Все мы рано или поздно приходим к выводу, что если в природе и есть что-то естественное и рациональное, то придумали это мы сами…

Всякая литература, всякое искусство, книги, которые раскупаются за час или пылятся на прилавках годами, должны, прежде всего, быть искренними… ведь человек не может быть никем, кроме самого себя.

В трагедии мы участвуем, комедии только смотрим.

Глупо, даже бессовестно критиковать писателя за то, что ему не удалось. Читателя должно интересовать не то, что  писатель не сделал, а то, что сделал.

Для всякого разумного человека страшен ад как таковой, а не способ доставки туда.

Для художника XV века описание смертного ложа было таким же верным средством обрести популярность, как для художника XX века - описание ложа любовного.

До тех пор, пока люди будут преклоняться перед Цезарями и Наполеонами, Цезари и Наполеоны будут приходить к власти и приносить людям несчастья.