Россия резко перешла от рабства к мнимым свободам. Мы гадим там же, где живем. В подъездах - грязь, в лифтах - моча. Наверное, такое отношение формирует наше крепостное мышление.

Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец! Слава безумцам, которые живут себе так, будто они бессмертны!

из фильма «Обыкновенное чудо»

Сталина я отказался играть, потому что нельзя артисту играть человека, не сострадая ему.

То, что по ней дурдом плачет - это и так ясно.

из фильма «Влюблён по собственному желанию»

У нас не было института звезд. В нас не вкладывали, и мы прорастали, как растения через асфальт. Лучшие западные актеры в итоге становятся бриллиантами. Русские же таланты так и остаются необработанными алмазами.

Что же касается тех, кто до сих пор, несмотря на широкое обнародование неопровержимых фактов, продолжают жить Лениным, ну и что ж, их можно понять. Это в основном очень пожилые люди, пусть и живут с убеждением и верой, которая сильнее любого факта.

Это не мои приключения, это не моя жизнь! Она приглажена, причесана, напудрена и кастрирована!

из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»

Я давно уже для себя решил: чем шире аудитория у артиста, тем больше он должен чувствовать ответственность за то, что сделает.

Я никогда не «нагружу» окружающих своими проблемами. Я их стараюсь скрыть.

Я понял в чем ваша беда: вы слишком серьезны. Умное лицо - это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа, улыбайтесь.

из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»

Я просто понял, что  судьба меня ведет. Если что-то не складывалось - значит, и не надо было изначально. Никогда не мечтал ни о какой роли.

Я считаю, что Воланда, как и Бога, играть нельзя, Христа можно, реальный был  человек, а  Бога нельзя.

Я устал от низкопробного западного кинематографа, заполонившего все наши экраны, а также обезьянничанья со стороны наших «киношников», бросившихся догонять Америку.