“Ад и рай - в небесах”, - утверждают ханжи. Я, в себя заглянув, убедился во лжи: Ад и рай - не круги во дворце мирозданья, Ад и рай - это две половины души.

Ах, сколько, сколько раз, вставая ото сна,
Я обещал, что впредь не буду пить вина,
Но нынче, господи, я не даю зарока:
Могу ли я не пить, когда пришла весна?

Без меня собираясь в застолье хмельном,
Продолжайте блистать красотой и умом.
Когда чашу наполнит вином виночерпий
Помяните ушедших чистым вином!

Беспечно не пил никогда я чистого вина,
Пока мне чаша горьких бед была не подана.
И хлеб в солонку не макал, пока не насыщался
Я  сердцем собственным своим, сожженным дочерна.

Беспощадна судьба, наши планы круша.
Час настанет - и тело покинет душа.
Не  спеши, посиди на траве, под которой
Скоро будешь лежать, никуда не спеша.

Благоговейно чтят везде стихи корана,
Но как читают их? Не часто и не рьяно.
Тебя ж, сверкающий вдоль края кубка стих,
Читают вечером, и днем, и утром рано.

Благородство страданием, друг, рождено,
Стать жемчужиной - всякой ли капле дано?
Можешь все потерять, сбереги только душу, -
Чаша снова наполнится, было б  вино.

Блуднице шейх сказал: “Ты, что ни день, пьяна,
И что ни час, то в сеть другим завлечена!”
Ему на то: “Ты прав; но ты-то сам таков ли,
Каким всем кажешься?” - ответила она.

Богатством, - слова нет, - не заменить ума,
Но неимущему и рай земной - тюрьма.
Фиалка нищая склоняет лик, а роза
Смеется: золотом полна ее сума.

Бог - в жилах дней. Вся  жизнь - Его игра.
Из ртути он - живого серебра.
Блеснет луной, засеребрится рыбкой…
Он - гибкий весь, и  смерть - Его игра.

Боже! По мере своих сил я старался познать Тебя. Прости меня! Поскольку я познал Тебя, постольку я к Тебе приблизился.

предсмертные слова

Бокала полного веселый вид мне люб,
Звук арф, что жалобно при том звенит, мне люб,
Ханжа, которому чужда отрада хмеля, -
Когда он за сто верст, горами скрыт, - мне люб.

Боюсь, что в этот мир мы вновь не попадем,
И там своих друзей - за гробом - не найдем.
Давайте ж пировать в сей миг, пока мы  живы.
Быть может, миг пройдет - мы все навек уйдем.

Бренность мира узрев, горевать погоди!
Верь: недаром колотится сердце в груди.
Не горюй о минувшем: что было - то сплыло.
Не горюй о грядущем: туман впереди…

Брось молиться, неси нам  вина, богомол,
Разобьем свою добрую славу об пол.
Все равно ты судьбу за подол не ухватишь -
Ухвати хоть красавицу за подол!

Будет прав, кто театром наш мир назовет,
Все - мы куклы, а кукольник - сам небосвод.
На ковре бытия он нам даст порезвиться
И в сундук одного за другим уберет.

Будешь в обществе гордых ученых ослов,
Постарайся ослом притвориться без слов,
Ибо каждого, кто не осел, эти дурни
Обвиняют немедля в подрыве основ.