Но чтобы быть скульптором, надо быть святым, надо найти в себе силу не попасться в западню сноровки и, с другой стороны, не оказаться в ловушке ложной безыскусственности.

Они предпочитают объяснить неправильность неумением.

Очень мило, разумеется, вздыхать по поводу прошлого.

Самая искусная рука, всего лишь служанка мысли.

Сверх ремесла в искусстве необходимо еще нечто, секрет чего не откроет никакой профессор: тонкость, очарование, а это надо иметь в себе самом.

Сегодня у нас у всех талант, разумеется, но что правда, то правда, мы не умеем рисовать руки, и мы не знаем своего ремесла.

Теперь преуспевающий торговец, которому хочется иметь свой портрет, попросту отправляется к фотографу, тем хуже для нас, разумеется, но тем лучше для живописи.

Только владея ремеслом, древние могли достичь этого чудесного вещества живописи и этих ясных красок, секрет которых мы тщетно ищем, боюсь, что теории не помогут нам овладеть этим секретом.

Только владея ремеслом, можно дать впечатление, что вещь сделана в один прием.

Трудное дело скульптура, живописцы еще изредка встречаются, литераторов и музыкантов, этих хоть лопатой греби.

Уж они-то не работали, чтобы выставляться в салоне!

Хорошо время от времени увлечься чем-нибудь, не имеющим отношения к собственному коньку.

Чтобы сохраниться в репродукции, надо быть недюжинно сильным.

Я не признаю прогресса в живописи, ни в идеях, ни в технике, никакого прогресса!

Я преуспел, как ни один живописец при жизни, отовсюду сыплются почести, художники хвалят мои работы, стольким людям мое положение должно казаться завидным, и я не могу приобрести ни одного настоящего друга!

Я продолжаю работать над обнаженной натурой до тех пор, пока мне не захочется ущипнуть холст.

Я убежден в том, что картина должна быть приятной, веселой и привлекательной, да, привлекательной!