Ах, если б  смерть могли купить
И дни продлить мы златом,
Так был бы смысл и  жизнь убить
На то, чтоб сделаться богатым.

А что такое смерть? Такое ль это зло,
Как всем нам кажется? Быть может, умирая,
В последний горький час, дошедшему до края,
Как в первый час пути - совсем не тяжело?

Бессмертно вещество, одни лишь формы тленны.
Господний мир - театр. В него бесплатный вход,
И купола навис вверху небесный свод.

Блажен, стократ блажен, кто соблюдает меру,
Кто мудро следует лишь доброму примеру
И  верен сам себе в любые времена.

Величие души, закон и правый суд -
Все добродетели - в глуши лесов живут,
Но редко им сродни роскошная порфира.

Весь мир - театр мы все - актеры поневоле,
Всесильная Судьба распределяет роли,
И небеса следят за нашею игрой!

…Достоинствам живого
Толпа бросает вслед язвительное слово,
Но богом, лишь умрет, становится певец.

Друзья, обманем смерть и выпьем за  любовь.
Быть может, завтра нам уж не собраться вновь,
Сегодня мы живем, а завтра - кто предскажет!

Земное счастье так неверно!
И завтра прахом станет тот,
Кто королевских ждал щедрот
И пресмыкался лицемерно.

Как плотью, жилами, и кровью, и костями,
Так от рожденья мы наделены страстями.

Красота - непрочный материал,
И как бы ярко день нам не сиял,
Он минет, как минует все на свете.

Кто жив, напрасно ждет похвал толпы надменной.

Любил лишь тот, кто ввек с дороги не свернул,
Кто счастлив был, одну любовь предпочитая.

Любовь напастью звать я не могу покуда,
А если и  напасть - попасть любви во власть,
Всю  жизнь готов терпеть подобную напасть.

Найдется ли еще на свете существо,
Что ищет гибели для рода своего?
И только человек при случае удобном
Охотно нанесет ущерб себе подобным.

Нальем! Пускай нас валит хмель!
Поверьте, пьяным лечь в постель
Верней, чем трезвым лечь в могилу!

Не кончился еще срок золотого века:
Невольно в наши дни в груди у человека
При виде золота захватывает дух.