Допускаете ли вы несколько видов цивилизации?

Другой вопрос. Что должна была выбрать Европа: сохранение Турции или всемогущество России?

Думаете ли вы, что для Европы и для самой России было бы полезно, чтобы эта последняя стала вершителем судеб мира?

Думаете ли вы, что на место старого Востока, каким создали его  история и основное свойство человеческого ума, может встать новый Восток, христианский?

Думаете ли вы, что такая страна, которая в ту самую минуту, когда она призвана взять в свои руки принадлежащее ей по праву будущее, сбивается с истинного пути настолько, что выпускает это  будущее из своих неумелых рук, достойна этого будущего?

Думаете ли вы, что такая страна, которая в ту самую минуту, когда она призвана взять в свои руки принадлежащее ей по праву будущее, сбивается с истинного пути настолько, что выпускает это  будущее из своих неумелых рук, действительно достойна этого будущего?

Думаю я, можно сказать, что способность к творчеству была дарована человеку только в области искусства вот где настоящая область его творчества, единственный мир, в котором ему дано из небытия создавать нечто реальное, вызывать жизнь актом воли. Вне этого мы можем лишь искать и подчас находить реальное. Однако при всей беспредельности нашей творческой мощи в искусстве оно все же подчинено и здесь некоторым началам, которые тоже не нами изобретены, которые существовали ранее всего нашего творчества, которые, как все вечные истины, воздействовали на нас задолго до того, как мы их осознали. Идея красоты не была порождением человека, как и всякая другая истинная идея, он нашел ее запечатленной во всем творении, разлитой вокруг него в тысячах разнообразных форм, отраженной неизреченными чертами на каждом предмете в природе он постиг ее, присвоил себе, и из этого благодатного начала он излил на мир все то множество творческих произведений, то возвышенных, то чарующих, которыми он населил мир  фантазии, которыми украсил поверхность земли.

Есть глупцы столь невосприимчивые, что и солнце гения не в силах их оплодотворить.

Есть лица, на которых написано «нет»  человек с убеждениями инстинктивно от них отворачивается.

Есть люди, которые говорят вам, что между христианством и общественным порядком нет ничего общего что христианство ничего не сделало для общества, что оно ничего и не должно было для него делать, что оно обращается лишь к отдельной личности, что блага, им обещанные, относятся только к будущей жизни. Действительно, научило ли оно людей чемулибо такому, что имело бы отношение к их благополучию в здешнем мире? Ничему оно не научило только потому, что они  братья, вот и все.

Есть люди, которые умом создают себе сердце, другие - сердцем создают себе ум: последние успевают больше первых, потому что в чувстве гораздо больше разума, чем в разуме чувств.

Есть люди, которые умом создают себе сердце, другие - сердцем создают себе ум последние успевают больше первых, потому что в чувстве гораздо больше разума, чем в разуме чувств.

Есть натуры, лишенные способности утверждать чтолибо, которые боятся произнести роковое «да», как молодая девушка, брошенная неумолимою волей родителей в объятия ненавистного человека.

Есть только три способа быть счастливым: думать только о  боге, думать только о ближнем, думать только об одной идее.

Есть три непобедимые вещи: гений, доблесть, рождение.

Есть умы столь лживые, что даже истина, высказанная ими, становится ложью.

Жаль, что наши бедные славяне прогуляли третье отделение.

За каждым предметом в природе имеется нечто, что вкладывается в него нашим умом или нашим воображением: это и есть то невидимое, что  художник должен воплотить в своем произведении, ибо это именно нас трогает, нас волнует, а вовсе не сам предмет, нами созерцаемый.