Бездарный, тупой и на редкость беспринципный - Бонч-Бруевич успел втереться в  доверие могилевского совдепа. Генерал Духонин предложил генералам Дидерихку и Вырубову освободить их от связывающего слова не оставлять друг друга. Вырубов отказался, решив до конца разделить участь с главнокомандующим, Дидерихс же, хотя и решил остаться, но в качестве «частного человека», заручившись приказом за подписью Духонина об откомандировании в Кавказскую армию.

Записки. Книга первая»

Белая борьба - это спасение Европы от красного ига, искупление предательства Брест-Литовска.

Белая борьба - это честное возмущение русского человека против наглого насилия над всем для него святым - Верой, Родиной, вековыми устоями государства, семьи. Белая борьба - это доказательство, что для сотни тысяч русских людей честь дороже жизни, смерть лучше рабства. Белая борьба - это обретение цели жизни для тех, кто потеряв Родину, семью, достояние, не утерял веры в Россию. Белая борьба - это восприятие десятков тысяч юношей - сынов будущей России в сознании долга перед Родиной.

Борьба приняла новые формы… Эта борьба продолжается и поныне и будет продолжаться, пока не падет ненавистная русскому народу власть.

Будущая Россия будет создана армией и флотом, одухотворенными одной мыслью: « Родина - это все». Вдохнуть в армию эту  мысль могут прежде всего офицеры - душа армии. К вам, господа офицеры, я обращаюсь в первую очередь. Напрягите ваши силы, не покладая рук работайте над усилением мощи армии и верьте, что успехи вам будут сопутствовать.

Великое слово «свобода» этот народ заменил произволом и полученную вольность претворил в буйство, грабеж и убийства.

Вера творит чудеса, тот, кто верит, кто честным и мужественным путем идет указанным ему совестью путем, тот победит.

Верю, что настанет время, и Русская армия, сильная духом своих офицеров и  солдат, возрастая, как снежный ком, покатится по родной земле, освобождая ее от извергов, не знающих Бога и Отечества.

Вот горькая и неприкрашенная правда. Кавказская армия надорвана непосильной работой. Обескровленная, нищая и голодная, она сильна лишь своей доблестью, но и  доблесть имеет свой предел - испытывать ее бесконечно нельзя.

Гнездо реакции в Москве. Там сидят поработители, трактующие народ как стадо. Только слепота и недобросовестность могут считать нас реакционерами. Мы боремся за раскрепощение народа от ига, какого он не видел в самые мрачные времена своей истории.

Из двух сражавшихся в России армий, конечно, право называться Русской принадлежало той, в рядах которой сражались все, кто среди развала и смуты остались верными родному национальному знамени, кто отдал все за  счастье и  честь Родины. Не могла же почитаться Русской та  армия, вожди которой заменили трехцветное русское знамя красным и  слово Россия - словом Интернационал…

Мы не связаны ни с какой политической партией и готовы работать со всяким русским, который хочет бороться против большевиков. Мы не связаны ни с каким государством и готовы подать руку каждому, кто хочет работать против интернационала. Мы для себя ничего не ищем, мы воплощаем в себе национальную Россию и служим нашему Отечеству.

Национальная Россия не умерла. Народ, сохранивший чувство нации, не может погибнуть. Белая борьба еще не окончена, и мы верим в конечную победу нашего дела.

Не вычеркнуть из русской истории темных страниц настоящей смуты. Не вычеркнуть и светлых белой борьбы.

Негодуя на ставку и правительство, осуждая «безумную и преступную» политику, приводя целый ряд новых, один другого возмутительнее, примеров произвола, злоупотреблений и бездарности власти, он все же не отдавал себе отчета, что капля, долженствующая переполнить чашу терпения страны, уже повисла в воздухе.

Нужно сказать правду, что за исключением социалистических элементов с одной стороны, и отдельных лиц, главным образом из военных, с другой, бездарность и безволие проявляло в равной мере все  общество. Растерянность, безразличие, столь свойственные русским людям, неумение договориться и соорганизоваться, какое-то непонятное легкомыслие и  болтливость наблюдались кругом.

Ограждая права каждого, я требую исполнения каждым долга перед Родиной - перед грозной действительностью личная жизнь должна уступить место благу России. С нами тот, кто  сердцем русский, и с нами будет победа.

Оставленная всем миром обескровленная армия, боровшаяся не только за наше русское дело, но и за дело всего мира, оставляет родную землю. Мы идем на чужбину, идем не как  нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой, в сознании выполненного до конца долга. Мы вправе требовать помощи от тех, за общее дело которых мы принесли столько жертв, от тех, кто своей свободой и самой жизнью обязан этим жертвам.