Когда Стейвесант наложил запрет на чрезмерное пьянство в городе <Нью-Йорке>, или запретил некоторые явно языческие народные праздники, или пытался оградить город от глупых квакеров, кто из торговцев его поддерживал? Почти никто.

When Stuyvesant clamped down on the excessive drinking in the town, or forbade some of the more obviously pagan folk festivals, or tried to keep the town free of the foolish Quakers… did any of the merchants support him? Hardly any.

Стейвесант научился править мудро. <…> Но были ли люди благодарны? Конечно, нет. Они возмущались его правилами.

Stuyvesant had learnt to rule wisely. <…> Yet were the people grateful? Of course not. They resented his rule.