В своих бедствиях люди склонны винить судьбу, богов и все, что угодно, но только не себя самих.

В своих бедствиях люди склонны винить судьбу, богов и все что угодно, но только не себя самих.

Всеми силами души надо стремиться к истине.

Все находятся в войне со всеми как в общественной, так и в частной жизни и каждый - с самим собой.

В серьезных делах надо быть серьезным, а в несерьезных - не надо.

В шутку, а не всерьез.

Глупца можно узнать по двум приметам: он много говорит о вещах, для него бесполезных, и высказывается о том, про что его не спрашивают.

Для соразмеренности, красоты и здоровья требуется не только образование в области наук и искусства, но и занятия всю  жизнь физическими упражнениями, гимнастикой.

Для соразмерности, красоты и здоровья требуется не только образование в области наук и искусства, но и занятия всю  жизнь физическими упражнениями, гимнастикой.

Добродетель не есть достояние кого-либо одного, почитая или не почитая ее, каждый приобщится к ней больше либо меньше. Это - вина избирающего, бог не виновен.

[Единоличных правителей] власть толкает (…) на самые тяжкие и нечестивые проступки. (…) Худшие преступники выходят из числа сильных и могущественных.

Если иные (…) мужественно встречают смерть, то не из страха ли перед еще большим злом? (…) Стало быть, все, кроме философов, мужественны от боязни, от страха.

Если первое благо - быть справедливым, то второе - становиться им, искупая вину наказанием.

Есть два рода нарушения зрения (…): либо когда переходят из света в темноту, либо из темноты - в свет. То же самое происходит и с душой.

Есть люди, которым лучше умереть, чем  жить, и, размышляя о них, (…) ты будешь озадачен, (…) почему они обязаны ждать, пока их облагодетельствует кто-то другой.

Закон - владыка над правителями, а они - его  рабы.

[Знание - это своего рода припоминание. (…) Те, о ком мы говорим, что они познают, на самом деле только припоминают, и  учиться в этом случае означало бы припоминать.