Изменчивей хамелеона.

Истинные философы много думают о  смерти, и никто на свете не боится ее меньше, чем эти люди.

Каждый из нас - это половинка человека, рассеченного на две камбалоподобные части, и поэтому каждый ищет всегда соответствующую ему половину.

Как говорят каменщики, большие камни не ложатся хорошо без малых.

Какой-то страшный, дикий и беззаконный вид желаний таится внутри каждого человека, даже в тех из нас, что кажутся вполне умеренными; это-то и обнаруживается в сновидениях.

Как поэты любят свои творения, а  отцы - своих детей, так и разбогатевшие люди заботливо относятся к деньгам - не только в меру потребности, как другие люди, а так, словно это их  произведение. Общаться с такими людьми трудно: ничто не вызывает их одобрения, кроме богатства.

Как раз  философу свойственно испытывать (…) изумление. Оно и есть начало философии.

[Кинику Диогену:] Какую же ты обнаруживаешь спесь, притворяясь таким смиренным!

Когда кто влюблен, он вреден и надоедлив, когда же пройдет его  влюбленность, он становится вероломным.

Когда появляется тиран, он вырастает (…) как ставленник народа.

Красиво сказанная речь о прекрасных деяниях остается в памяти слушающих к чести и славе тех, кто эти дела совершил.

Красиво сказанная речь о прекрасных деяниях остается в памяти слушающих, к чести и славе тех, кто эти дела совершил.

Круглое невежество - не самое большое зло; накопление плохо усвоенных знаний еще хуже.

Круглое невежество - не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже.

Кто (…) без неистовства, посланного Музами, подходит к порогу творчества в уверенности, что он благодаря одному лишь искусству станет изрядным поэтом, тот еще далек от совершенства: творения здравомыслящих затмятся творениями неистовых.