Власть многим нехороша, а хороша только одним - честью и славою, да и то лишь, если это власть лучшего над хорошими и величайшего над великими. А кто думает не о достоинстве, а только о своей безопасности, тот пускай пасет овец, лошадей и коров, а не людей.

В начале обеда гостям бывает тесно, а позднее - просторно.

В речи гораздо более, чем в лице, как думают некоторые, открывается характер человека.

Всего больше изумления вызывала она [Корнелия], когда без печали и слез вспоминала о сыновьях [Тиберии и Гае Гракхах] и отвечала на вопросы об их делах и их гибели, словно бы повествуя о событиях седой старины. Некоторые даже думали, будто от старости или невыносимых страданий она лишилась рассудка и сделалась бесчувственною к несчастиям, но сами они бесчувственны, эти люди, которым невдомек, как много значат в борьбе со скорбью природные качества, хорошее происхождение и воспитание: они не знают и не видят, что, пока доблесть старается оградить себя от бедствий, судьба нередко одерживает над нею верх, но отнять у доблести силу разумно переносить свое поражение она не может.

Всем людям свойственно, потерпев крушение, вспоминать о требованиях долга и чести.

Все опасаются любопытного и прячутся от него. (…) Так что часто открытое слуху и зрению всех других укрыто только от любопытных глаз и ушей.

В слабых душах возможность причинить боль ведет к тем более жестокому приступу гнева, чем тягостнее сознание собственной слабости. Поэтому женщины гневливее мужчин, больные - здоровых, старые - молодых, бедствующие - благополучных.

В Спарте полководец, достигший своей цели благодаря хитрости и убедительным речам, приносит в жертву быка, а победивший в открытом бою - петуха. Так даже столь воинственный народ, как спартанцы, полагал слово и  разум более достойными и подобающими человеку средствами действия, нежели силу и отвагу.

Всякое дело у разумных супругов решается с обоюдного согласия, но так, чтобы главенство мужа было очевидным и последнее слово оставалось за ним.

В том государстве лучше всего правление, (…) где дурным людям нельзя править, а хорошим нельзя не править,

Высшая мудрость - философствуя, не казаться философствующим и шуткой достигать серьезной цели.

Главная причина кровожадности тиранов - это трусость, тогда как источник доброжелательства и спокойствия - отвага, чуждая подозрительности. Вот и среди животных хуже всего поддаются приручению робкие и трусливые, а благородные - смелы и потому доверчивы и не бегут от человеческой ласки.

Глупые речи превращают захмелевшего в пьяного.

Глядя в историю, словно в  зеркало, я стараюсь изменить к лучшему собственную жизнь.

Говорить учимся мы у людей, молчать - у  богов.

Говорят греки, что  истина - в вине.

Говорят, что погубил народ тот, кто первым его подкупил; (…) толпа теряет свою силу, когда ставит себя в зависимость от подачек. Но подкупающим стоит поразмыслить над тем, что себя они тоже губят, когда тщатся ценой великих затрат приобрести продажную славу и этим делают толпу уверенной и дерзкой, ибо ей кажется, что в ее власти что угодно дать и что угодно взять.

Говорят, что  природа для того каждому дала два уха и один язык, чтобы говорить меньше, чем слушать.