Аппий Клавдий, соперничая с ним [Сципионом Старшим] за цензорство, похвалялся, что сам он каждого римского гражданина приветствует по имени, а Сципион не знает почти никого. «Ты прав, - сказал Сципион, - я старался не о том, чтобы всех знать, а о том, чтобы меня все знали».

Сципион Старший свое свободное от военных и государственных дел  время проводил в ученых занятиях, говоря, что на досуге у него особенно много дела.

Я никогда не делаю больше, чем тогда, когда не делаю ничего, и никогда не бываю менее один, чем тогда, когда я один.