— Странная вещь — деньги. В больших количествах они обретают собственную жизнь, даже собственную совесть.

Долгое прощание (1953)

Сэндвич вкуса лоскута, оторванного от старой рубахи.

Долгое прощание (1953)

Темный лимузин величиной с дом пронзительным гудком сдул меня с дороги и прошелестел мимо.

Высокое окно (1942)

Тяжело разводиться только в первый раз. Дальше это просто экономическая проблема. (вариант: Разводиться тяжело только в первый раз. Потом это становится привычкой.)

Долгое прощание (1953)

Углы носового платка в нагрудном кармане были столь остры, что, казалось, ими можно резать хлеб.

Улицы всех городов на свете вымощены брошенными женами.

У нас в городе гангстеры полицейских не убивают. Это они предоставляют малолетним преступникам.

Долгое прощание (1953)

У нас в городе [Л.А.] шарлатаны плодятся быстрее морских свинок.

Долгое прощание (1953)

У секретарши была чугунная улыбка и глаза, способные пересчитать деньги в твоем заднем кармане.

Долгое прощание (1953)

— Чем больше помогаешь людям, тем больше получаешь по зубам.

Долгое прощание (1953)

Чтобы понять, как эти растения [тропические орхидеи] пахнут, нужно вскипятить виски и понюхать его, укрывшись с головой одеялом.

Вечный сон (1939)

Чувствовал я себя, будто ампутированная конечность.

Прощай, любимая (1940)

Шагов с десяти от нее нельзя было оторвать взгляд, а с трех — уже можно.

Высокое окно (1942)

Это [плевок] выглядело так, как если бы на улице лопнул асфальт и из трещины вылез гангстер.

Прощай, любимая (1940)

Этот парень был крутого замеса. Таких больше не делают.

Долгое прощание (1953)

Я вонял джином, как если бы Тихий океан состоял из чистого джина, а я его переплыл.

Женщина (блондинка) в озере (1943)

Я отреагировал так же, как чучело рыбы реагирует на червяка.

Сестренка (1949)

Я сполз со стула и пошел к двери так тихо, как сыплется с горы тонна угля.

Высокое окно (1942)