Беседа - это  искусство, в котором человеку приходится соперничать со всем человечеством.

Бог людоедов будет людоедом, бог крестоносцев будет крестоносцем, а бог торговцев будет торговцем.

Большая часть мужчин и большая часть женщин имеют лишь на одного супруга больше, чем надо.

Быть великим значит быть непонятым.

Важна не уединенность места, а  независимость духа. Поэты, жившие в городах, все равно оставались отшельниками.

Великие деяния показывают, что вселенная принадлежит каждому человеку, живущему в ней.

Великие люди примечательны больше своим размахом и широтой, чем оригинальностью.

Величайшая почесть, которую можно оказать истине, - это руководствоваться ею.

Вера состоит в признании доводов души; неверие - в их отрицании.

В конечном счете любовь не что иное, как  отражение в людях собственных достоинств человека.

Влияние идей пропорционально. В качестве объектов науки они доступны немногим. Но все люди могут возноситься благодаря благочестию или страсти в их края. И ни один человек не прикасается к этим божественным натурам без того, чтобы самому не становиться в известной степени божественным. Подобно новой душе, они обновляют тело. Мы становимся физически подвижными и светозарными; мы шествуем по воздуху; жизнь перестает быть тягостной, и нам кажется, что она никогда уже более таковой не будет. Никто не боится в их ясном и светлом обществе старости, или несчастья, или  смерти, ибо среди них человек занесен далеко за пределы изменяющегося. Пока мы глядим на обнаженную природу Справедливости и Истины, мы ознакомляемся с различием между абсолютным и условным, или относительным. Мы познаем абсолют. Мы словно впервые существуем, мы становимся бессмертными, ибо узнаем, что  время и пространство суть отношения материи; что они не имеют никакого сродства с восприятием истины или добродетельной волей.

В молодости мы бываем реформаторами, в старости - консерваторами. Консерватор ищет благосостояния, реформатор - справедливости и истины.

Во всяком творении гения мы узнаем собственные отвергнутые мысли.

Всегда делай то, что ты боишься сделать.

Все прочие удовольствия не стоят страданий любви.

Все хорошие ораторы начинали как плохие ораторы.

В сумасбродстве есть надежда, в заурядности - никакой.

В сущности, никакой истории нет; есть только биографии.