Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально целая.

В чем вас можно будет увидеть, Фаина Георгиевна? - В гробу!

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

- Вы по-прежнему молоды и  прекрасно выглядите. - Я не могу ответить вам таким же комплиментом! - А вы бы, как и я, соврали!

Главное в том, чтоб себя сдерживать - или я, или кто-то другой так решил, но это  истина. С упоением била бы морды всем халтурщикам, а терплю. Терплю невежество, терплю вранье, терплю убогое существование полунищенки, терплю и буду терпеть до конца дней.

Главное - живой жизнью жить, а не по закоулкам памяти шарить.

Говорят, что  герой не тот, кто побеждает, а тот, кто смог остаться один. Я выстояла, даже оставаясь среди зверей, чтобы доиграть до конца. Зритель ни в чем не  виновен. Меня боятся…

- Говорят, что этот спектакль не имеет успеха у зрителей? - Ну, это еще мягко сказано, - заметила Раневская. - Я вчера позвонила в кассу, и спросила, когда начало представления. - И что? - Мне ответили: «А когда вам будет удобно?»

Даже за самым красивым павлиньим хвостом скрывается самая обычная куриная жопа. Так что, меньше пафоса, господа.

Деньги съедены, а  позор остался. - О своих работах в  кино.

Для актрисы не существует никаких неудобств, если это нужно для роли.

Для меня всегда было загадкой - как великие актеры могли играть с артистами, от которых нечем заразиться, даже насморком. Как бы растолковать, бездари: никто к вам не придет, потому что от вас нечего взять. Понятна моя  мысль неглубокая?

Для меня каждый спектакль мой - очередная репетиция. Может быть поэтому я не умею играть одинаково. Иногда репетирую хуже, иногда лучше, но хорошо - никогда.

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?

Душа не жопа - высраться не может.

Еврей ест курицу, когда он болен или когда курица больна.

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

Если бы я вела дневник, я бы каждый день записывала одну фразу: «Какая смертная тоска», и все. Я бы еще записала, что  театр стал моей богадельней, а я еще могла бы что-то сделать.