…Величайшей трагедией, повернувшей вектор развития России. Только получили свободу — и танковый расстрел парламента. В октябре 1993 года в России была расстреляна демократия. С тех пор это понятие в России дискредитировано, на него у народа аллергия. Расстрел Верховного Совета привел к автократическому мышлению в стране…

Ответ на вопрос, чем Хасбулатов видит разгон Верховного Совета

Военные министры, в том числе исполняющий обязанности Руцкой, им не следовало ждать моих каких-то призывов, а занять этот Кремль и подвергнуть аресту узурпатора. И весь конфликт бы закончился так, как следовало ему закончить. И мы бы тогда, я думаю, что достигли бы уровня валового внутреннего продукта 90-го года не в прошлом году, спустя 16 лет, а где-то в 95-м году. И с тех пор у нас был бы очень серьезный экономический, социальный, политический и культурный прогресс.

О попытке переворота 1993 года

Конечно, можно провести аналогию и со светлейшим князем Меншиковым, но мне больше по душе другая аналогия — с бочкой Диогена. После моего насильственного отторжения от реального политического процесса и круга людей, которые этот процесс определяют, восторжествовала — возможно, неосознанно, в силу предшествующего жизненного опыта — тяга к научному познанию, исследованиям, анализу. Ведь я почти всю сознательную жизнь проработал как ученый, как преподаватель, как специалист по мировым экономическим процессам. А эта сфера тесно связана с проблемами философскими, метафизическими: о смысле бытия, предназначении человека. Конечно, поводы для переживания дает не только недавнее прошлое, но и недалекое будущее, судьба российского государства. Для большинства людей внешне создается впечатление, что есть какие-то трудности — экономические, технические, организационные, — и этим ограничивается их взгляд, их оценка.

Не родился еще на свет больший демократ, чем ваш покорный слуга.

Из выступления в Верховном Совете РСФСР (не позднее марта 1992 г.)

Президентская сторона наносит удар за ударом ниже пояса, и все по законодательному органу.

У меня была своя ниша, о чем мы и договаривались с президентом, что я определенное время поработаю. Причем я ведь без особенного желания шел на этот пост. Я ведь и просил освободить меня от этой. Это же очень сложная работа была, если Вы помните. Управлять очень демократичным, между прочим, демократичным, самостоятельным парламентом. Парламентом, состоящим в большинстве своем из лидеров, избранных в период расцвета демократии не на основе каких-то там денег, там неформальных, формальных связей, а потому что эти люди в большинстве своем заслуживали уважения…