Мне всегда сильно вредит то, что я слишком недооцениваю тех, кого не уважаю.

Мне кажется… что головы даже самых великих людей тупеют, когда они соберутся вместе, и что там, где больше всего мудрецов, меньше всего мудрости.

Мне кажется, что наиболее совершенно то начинание, которое достигает своих целей с наименьшими издержками.

…Мне кажется, что  ненависть полна страданий для того, кто ее ощущает.

Мне приходилось встречать людей, добродетель которых столь естественна, что даже не ощущается; они исполняют свой долг, не испытывая никакой тягости, и их влечет к этому как бы инстинктивно; они никогда не хвастают своими редкостными качествами и, кажется, даже не сознают их в себе. Вот такие люди мне нравятся, а не те праведники, которые как будто сами удивляются собственной справедливости и считают доброе дело чудом, рассказ о котором должен всех изумлять.

Набожность находит такие оправдания дурным поступкам, которых простой порядочный человек не нашел бы.

Надо много учиться, чтобы знать хоть немного.

Насмешка - это речь в пользу своего ума и против своего сердца.

Не потому что-либо справедливо, что оно законно; напротив: законно должно быть лишь то, что справедливо.

Не прекрасная ли цель работать для того, чтобы оставить после себя людей более счастливыми, чем были мы!

Не следует законами достигать того, что можно достигнуть улучшением нравов.

Несправедливость, допущенная в отношении одного человека, является угрозой всем.

Несправедливость по отношению к одному представляет угрозу для всех.

Нет ничего досаднее, чем видеть, как удачно сказанное слово умирает в ухе дурака, которому ты его сказал.

Никогда не следует исчерпывать предмет до того, что уже ничего не остается на долю читателя; дело не в том, чтобы заставить его читать, а в том, чтобы заставить его думать.

Ничто так не содействует взаимной привязанности, как возможность развода: муж и  жена легко переносят тяготы семейной жизни, ибо они знают, что в их власти покончить с ними, и часто, имея всю жизнь эту возможность, они не пользовались ею только потому, что были вольны это сделать.