Алжир наших отцов больше не существует. // L’Algerie de papa est mort.

В интервью радиостанции «Эхо Орана» 29 апр. 1959 г.

Во  время своих путешествий больше всего я люблю слушать богослужение. Церковь — единственное место, где кто-то говорит со мной, а я не должен отвечать.

Вольтеров не отправляют в Бастилию. Так будто бы ответил де Голль в 1960-е гг., когда министерство полиции предложило арестовать Жана Поля Сартра за участие в выступлениях леворадикалов. Jay-04, p. 105.

В политике приходится предавать свою страну или своих избирателей. Я предпочитаю второе.

Всегда выбирайте самый трудный путь - там вы не встретите конкурентов

Все французы были, есть или будут голлистами.

Глубинной побудительной причиной активности лучших и самых сильных людей является желание приобрести власть.

Да здравствует свободный Квебек! // Vive Le Quйbec Libre.

Речь с бaлконa рaтуши в Монреaле 24 июля 1967 г. Де Голль повторил лозунг квебекских сепаратистов.

Да – реформам, нет – бардаку! // La Rйform, oui, la chenlit, non.

Так будто бы сказал де Голль на заседании правительства 19 мая 1968 г., в разгар студенческих волнений в Париже. Millet O. Dictionnaire des citations. – Paris, 1992, p. 218.

Десять заповедей лишь потому так лаконичны, ясны и понятны, что были написаны без помощи советников и экспертов.

Европа от Атлантики до Урала.

Мысль, повторенная многократно, с вариациями: «Европа от Гибралтара до Урала» (речь 12 нояб. 1953 г.); «Именно Европа – вся Европа, от Атлантики до Урала, – определяет судьбы мира!» (речь в Страсбурге 23 нояб. 1959 г.); «...когда-нибудь Европа будет единой от Атлантики до Уральских гор» (речь в Шартре 19 июня 1965 г.). Молчанов Н. Генерал де Голль. – М., 1980, с. 315; Jay, p. 112; Boudet, p. 38, 386. Формула «от Гибралтара до Урала», возможно, восходит к Наполеону. Выступая в Государственном совете в июле 1805 г., он говорил об объединении европейских стран «от Геркулесовых столпов [т.е. от Гибралтара] до Камчатки», с Францией во главе. Ravignant P. Ce que Napolйon a vraiment dit. – Paris, 1969, p. 163.

Единственное, что я бы привез домой из Америки, — это  миссис Кеннеди.

Именно Европа — вся Европа, от Атлантики до Урала, — определяет судьбы мира!

Интервенция в этом районе приведет к тому, что вы безнадежно завязнете в этой бесконечной войне. <…> Я вам предсказываю, что вы будете увязать шаг за шагом в бездонной военной и политической трясине, несмотря на все свои потери и расходы.

Когда я прав, я обычно злюсь. А Черчилль злится, когда он не прав. Так и получалось, что мы очень часто злились друг на друга.

Когда я хотел узнать, что думает Франция, я спрашивал себя самого.

К счастью, господа журналисты, я читаю ваши газеты, чтобы знать, что я думаю.

Люди, в сущности, могут обойтись без управления не больше, чем без еды, питья и сна. Эти политические животные нуждаются в организации, то есть в порядке и вождях.