Абстракционистов нынче прямо не счесть.

Анархия при монархии — вот наилучшее государственное устройство. Монарх должен быть гарантом анархии.

Бежать впереди Истории гораздо интереснее, чем описывать ее.

Без Веласкеса не было бы французского импрессионизма, без Пикассо и Гриса не кубизма, без Миро и Дали нет ни сюрреализма, ни всего, что из него проистекло.

Безумие для меня весьма питательно, а произрастает оно из шутовства.

Бесплоден именно хороший вкус — для художника нет ничего вреднее хорошего вкуса.

Более всего на свете я презираю Родена, который изваял этого Мыслителя. В такой позе не то что мыслить, даже гадить неудобно.

Будучи посредственностью, незачем лезть из кожи вон, доказывая, что ты посредственность. Это и так заметно.

Великие гении всегда производят на свет посредственных детей, и я не хочу быть подтверждением этого правила. Я хочу оставить в наследство лишь самого себя.

Великие психологи и те не могли понять, где кончается гениальность и начинается безумие.

Возьмите французов — из-за хорошего вкуса они совершенно разленились.

Врагов я забрасываю цветами - в гробу.

В свое время я сказал сюрреалистам: “Если вы действительно сюрреалисты, если вы такие романтики, — любите этот нынешний немецкий романтизм, этот всплеск подсознания! Любите Гитлера! Он — само безумие, сосуд, изливающий бред!

Всю жизнь моей навязчивой идеей была боль, которую я писал бессчетно.

В шесть лет я хотел быть Колумбом, в семь - Наполеоном, а потом мои притязания постоянно росли.

Вы пренебрегаете анатомией, рисунком, перспективой, всей математикой живописи и колористикой, так позвольте вам напомнить, что это скорее признаки лени, а не гениальности.

Гала — единственная моя муза, мой гений и моя жизнь, без Галы я никто.

Герой, если он настоящий герой, всегда сам по себе. Одно дело герой, другое — слуга.