Бедные люди! Как вы похожи во всех своих начинаниях на того шахматиста, который «мог бы выиграть свою партию»…

Боголюбов: Мат в четыре хода! Тартаковер: Не надо мне надоедать!

В первой партии у меня болели зубы. Во второй болела голова. В третьей меня мучал ревматизм, а во  время четвертой я себя не очень хорошо чувствовал. А в пятой? Ну нельзя же все время выигрывать!

В стремлении не стоять на  проигрыш некоторые проигрывают партию.

В шахматах может быть только одна ошибка: переоценка противника. Все остальное или  невезение, или  слабость.

В шахматах учатся только на ошибках. В ошибках всегда заключено нечто правильное.

Жертвы возможны только благодаря ошибке соперника.

Изолированная пешка угнетает настроение на всей доске.

Капабланка доказал, что можно быть лучшим и тем не менее первым.

Капитуляцией еще не была спасена ни одна партия!

Комбинирование и торговля из-под полы должны быть запрещены.

Крайняя пешка подобна провинциалке.

Лучше жертвовать фигуры соперника.

Морфи был поэтом шахмат, Стейниц — бойцом, Ласкер — философом, Капабланка — чудо-механиком, Алехин — искателем шахматной правды.

Ничьей можно достичь путем троекратного повторения позиции или одним слабым ходом.

Ошибки всегда поджидают, чтобы их допускали.

Ошибки для того и существуют, чтобы их делали.

Ошибки — это соль шахмат.