А для чего они муки терпят? Что им надо? А надо им всем одного: семьи, гнездышка, плеча сильного рядом. Так выпьем за их светлую мечту! За тебя, Вася!

А кто еще станет слушать нас, почему мы не стали кем могли, а стали, кем стали, и кто  виноват, — всю эту ежевечернюю фигню слушают они, одной рукой стирая наши рубашки, второй стругая картошку, третьей воспитывая наших бездарных детей.

Боксерские перчатки, милицейские дубинки и многое другое в магазине «Отделочные материалы».

В 1999 году, когда В. Путин был еще премьером, я участвовал в праздновании Дня милиции в московском ГЦКЗ «Россия». Из Питера я был один. После концерта все отправились на банкет. Естественно, все москвичи — вокруг Путина: шорох, шум, улыбки, смех. Я — в сторонке, как воспитанный, интеллигентный, поэтому никому не нужный человек. Стоял один и медленно пил водку. Когда Путин уходил, он увидел меня и подошел. При всех мы поздоровались, расцеловались. И он ушел. После этого вся московская тусовка… Вы догадываетесь? Все бросились ко мне целоваться. Они решили, что  власть передается через поцелуй.

В небе кругом неизвестность. А на земле пусть плохо, зато знаешь, что тебя ждет. Есть уверенность в завтрашнем дне. («взлетевшая» курица)

Во все века люди надеялись на сверхъестественное, не веря в то, что до сегодняшней жизни дошли естественным путем. Хочется верить, что в этом кто-то виноват, поэтому так нужны инопланетяне, живые и мертвые.

Вот так годами терпят нас и живут рядом с нами, так ни разу толком и не изменив, храня верность черт знает кому!

Вот так приполз к выводу: одна голова хорошо, а две лучше, если ты не между ними! (воробей)

Вот я слыхал, передавали: ученые задумали открыть регулярную линию Земля — Марс. Скоро можно будет смотаться в оба конца. У кого ж такие деньги? Ну раз у тебя нет, у меня нет, у наших знакомых нет, а  деньги без конца штампуют, как талоны трамвайные, не может такого быть, чтобы у кого-то в стране денег до Марса и обратно не было!

Вы же знаете сами! Если бы вы были матерью-героиней, академиком, хотя бы идиотом со справкой, то, естественно, имели бы право на дополнительную жилплощадь, а если вы пока нормальный человек, — увы! (инспектор отдела учета и распределения жилплощади)

Главное расписаться. Как у людей чтобы. Да, есть муж! Вон пасется рыжий, с яблоком!

Говорят, что мы по-прежнему читаем больше всех в мире. Не уверен. Читают люди в общественном транспорте. Поскольку свободны руки и голова, все что-то листают и читают. Книжонки, книжки, газеты… Но когда мы говорим «самая читающая страна», мы подразумеваем под этим что-то высокое, что мы образованнее остальных. Сейчас с этим стало хуже, поскольку книг стало больше. Когда выбор был меньше, мы точно знали, что ту или иную книгу нужно прочесть за ночь и успеть отвезти ее еще в три дома. Чаще всего это была действительно хорошая литература. А сейчас разобраться, что тебе нужно, невозможно: все красиво, обложки такие аппетитные, что хочется их вылизывать языком.

Да, в приличном обществе во  время еды не разговаривают! Если ешь ты. Но когда едят тебя, высказываться можно. И нужно!

Другими словами, в  жизни всегда есть место подвигу, хочешь ты того или нет! (воробей)

Душа болит. Станешь лечить — начинает болеть печень.

Если вам кажется, что все смотрят на вас косо, вы в Китае.

Если в тире вы выбили пятьсот очков из ста возможных, вы везунок! Сзади стреляли в вас, а попали в мишень.

Если вы проснулись после сильного подпития, сначала ощупайте лицо. Убедившись, что это ваше лицо, можете его мыть, брить, поить и кормить. Ежели при ощупывании лица по невнятному мату вы поймете, что это не ваше лицо — дело плохо.