Арну изумлялась исключительной удачливости Пьера Бомарше. – Поверьте, – говорила она, – он будет повешен, но веревка оборвется.

Дружба - сестра любви, но родилась она не в той же постели.

Женщины отдаются Богу, когда дьявол уже не желает иметь с ними дела.

Завистники твердили, что  комедия Бомарше « Свадьба Фигаро» очень слаба и на сцене непременно провалится. – Да, провалится, – соглашалась Арну, – раз сорок подряд.

На исповеди перед смертью Арну вспоминала о приступах ревности одного из своих любовников. Священник воскликнул: „ Дочь моя, сколько же тебе приходилось страдать!“ - „Ах, это было прекрасное время. Я была так несчастна!“ - ответила певица.

Неверный возлюбленный Софи Арну вздумал ей жаловаться на свою новую любовницу: та, дескать, заглядывается на одного мальтийского рыцаря. – Что ж, – отвечала певица, – мальтийский орден как раз и основан для борьбы с неверными.

Некий дворянин, блестяще владевший шпагой, долго уклонялся от дуэли. – Ничего удивительного: знаменитости любят, чтоб их упрашивали, – заметила Арну.

О, это было чудесное время; я была так несчастна!

О своей первой любви, в разговоре с поэтом Клодом Рюльером (ок. 1785 г.). Эту фразу Рюльер (C. de Rulhiиre, 1734—1791) привел в своем «Послании к г-же де Ша...», со ссылкой на «одну знаменитую актрису»

Под  старость Арну жила в крайней бедности, но на все предложения вернуться на сцену отвечала: – Уж лучше я умру с голоду, чем со стыда.

Правосудие походит на девицу: ее добивается истец, ее манит прокурор, ее соблазняет адвокат, ее поддерживает судья, которые в конце концов и овладевают ею.

Сердце податливой женщины-точно роза, от которой каждый любовник уносит по лепестку; мужу остаются лишь шипы.

У дочери Софи Арну спросили однажды, сколько лет ее матери. - Право, не знаю, - отвечала она. - Мама каждый год сбавляет себе по году, так что скоро я буду старше ее.