В детстве я не мечтала так горячо ни о чем, как только о том, чтобы принять участие в каком-нибудь польском восстании.

…В математике на самостоятельные исследования в большинстве случаев приходится наталкиваться путем чтения мемуаров других ученых.

…во мне рано развилось убеждение, что я нелюбимая, и это отразилось на всем моем характере. У меня все более и более стала развиваться дикость и  сосредоточенность.

из «Воспоминаний детства»

Вряд ли найдется человек, который, не будучи сумасшедшим, стал бы молить Создателя нарушить ради него явным образом незыблемые законы природы, заставить, например, мертвого вернуться к  жизни. Но я позволю себе спросить верующих людей, кто из них не молил несколько раз Господа сделать ради него маленькое изменение в своих постановлениях, заставить, например, больного выздороветь. Маленькое чудо кажется нам несравненно более легким для выполнения, чем большое, и нужно действительно некоторое умственное усилие, чтобы признать обе эти просьбы совершенно однородными. То же происходит и с нашими мыслями о самих себе. Для меня почти невозможно представить себе, как я могу проснуться неожиданно утром с голосом Дженни Линд, с телом, таким же гибким и сильным, как у…с. Но мне не было бы нисколько трудно представить себе, что цвет моего лица…

Даже мной нередко овладевает мучительное чувство, что то, чему я отдаю все мои  помыслы и мои способности, может представлять некоторый интерес только для крайне небольшого числа людей.

Друзья мои, мои милые друзья! И в особенности вы, мои дорогие подруги. Несколько лет назад женщин, стремившихся к знанию, было мало – единицы. Теперь нас сотни… Боритесь же за  счастье быть самостоятельными, за право жить, работать и творить ради высшего идеала.

Мой девиз: «Dis ce gue tu sais, fais ce gue tu dois, adviendra gue pourra!» Говори, что знаешь; делай, что обязан; и пусть будет, что будет!

Моя  слава лишила меня обыкновенного женского счастья… Почему меня никто не может полюбить? Я могла бы больше дать любимому человеку, чем многие женщины, почему же любят самых незначительных, и только меня никто не любит?

Поэт должен видеть то, чего не видят другие. И это же должен и математик.

Стоит мне только коснуться математики, как я опять забуду все на свете.