Людям легче держать на языке горячий уголь, чем тайну.

Мудрейший тот, кто, подобно Сократу, знает, что ничего-то по правде не стоит его  мудрость.

Наслаждение, роскошь - вот что вы называете счастьем, а я думаю, что ничего не желать - вот блаженство богов, и потому нуждаться лишь в небольшом есть приближение к этому высшему счастью.

Нельзя врачевать тело, не врачуя души.

Не очень-то легко найти работу, за которую не услышишь упреков; очень трудно сделать что-нибудь так, чтобы ни в чем не ошибиться.

Нетрудно хвалить афинян среди афинян.

Нет такого человека, который мог бы уцелеть, если бы стал откровенно противиться (…) большинству и хотел бы предотвратить все то множество несправедливостей и беззаконий, которые совершаются в государстве. Нет, кто в самом деле ратует за справедливость, тот, если ему и суждено уцелеть на малое время, должен оставаться частным человеком, а вступать на общественное поприще не должен.

Никто не может ничему научиться у человека, который не нравится.

Нужно есть для того, чтобы жить, а не  жить для того, чтобы есть.

[О хвастунах:] Невыгодно считаться богатым, храбрым и сильным, не будучи таковым: к ним предъявляют требования, (…) превышающие их силы.

[Перед началом суда над Сократом один из его  друзей спросил:] «Не следует ли (…) подумать тебе и о том, что говорить в свою защиту?» - Сократ (…) отвечал: «А разве (…) вся моя  жизнь не была подготовкой к защите?»

Поменьше думайте о Сократе, но главным образом - об истине.

[Последние слова:] Мы должны Асклепию петуха. Так отдайте же, не забудьте. (Петуха приносили Асклепию, богу врачевания, выздоравливающие. Сократ считал, что  смерть для его  души - выздоровление и освобождение от земных невзгод.)

Пьянство не рождает пороков: оно их обнаруживает. Счастье не меняет нравов: оно их подчеркивает.

Распаляется пламя ветром, а  влечение - близостью.

Расплавляется пламя ветром, а  влечение - близостью.

Сделанное наспех редко бывает хорошо сделано.