Духовная близость мужчины и женщины отделена от физической лишь незаметной чертой, которую иная взволнованная минута или неосторожное движение могут легко стереть.

Духовное значение подвига никогда не определяется его практической полезностью. Лишь тот обогащает человечество, кто помогает ему познать себя, кто углубляет его творческое самосознание.

Едва лишь в политике в виде исключения блеснет ясная, разумная идея, как ее искажают неумным исполнением.

Если тронуть хотя бы волос в бороде дьявола, он непременно вцепится тебе в загривок.

Если человек непременно хочет взяться за безнадежное дело, то коварный случай с готовностью идет ему навстречу.

Естественным рефлексом человека является отнюдь не самоутверждение, а приспособление своего образа мыслей к образу мыслей своей эпохи, капитуляция перед чувствами большинства.

Есть два рода сострадания. Одно - малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего. Но есть и другое сострадание - истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет, и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что человеческих силах и даже свыше их.

Жизнь ничего не дает бесплатно, и всему, что преподносится судьбой, тайно определена своя цена.

Жребий всегда падает на того, кто его не ждет.

За  деньги покупают власть, а из власти чеканят деньги.

Идеалы существуют лишь для того, чтобы на них наживаться.

Идея, если гений ее окрыляет, если страсть неуклонно движет ее вперед, превосходит своей мощью все стихии.

Из гранита жестокости и несправедливости воздвигаются великие государственные сооружения, и неизменно фундаменты их скреплены кровью; в политике неправы только побежденные, неумолимой поступью шагает история через их трупы.

Излечиваешься от одной иллюзии с тем, чтобы завтра же неутомимо пуститься на поиски другой.

Искусство многообразно, но высшая его форма та, что в своих законах и проявлениях наиболее родственна природе.

Истина принадлежит лишь тому, кто ее себе завоевал.

Историческое деяние бывает закончено не только когда оно свершилось, а лишь после того, как оно становится достоянием потомков.

История - великолепный драматург; она умеет находить как для своих трагедий, так и для своих комедий блестящую развязку.