Желая счастливой любви, мы желаем бессмертия. Не бывает этого. Но бывают такие мгновения…

Западные феминистки приезжают к нам со своими идеями: женщина, как и  мужчина, должна подняться в небо, пойти в море… А в ответ – недоумение. Нашей девушке уже не хочется на трактор, ей хочется посидеть на подушке с бантиком.

…и одна за всех сказала: «У русской женщины никогда не было нормального мужчины – или после войны, или после тюрьмы».

Помню, в Чернобыле расспрашиваю офицера, поднимавшегося вместе с солдатами на смертоносную крышу реактора. «Страшно?» – «Мне ничего не страшно. Меня жена бросила».