Большой талант всегда сопровождает великодушное сердце.

В нынешнюю эпоху одежда сделалась для человека чем-то вроде кожи, с которой он ни при каких условиях не разлучается; одежда так же необходима человеку, как шерсть животному; в результате о том, как выглядит человеческое тело, никто уже не вспоминает. Всякий, кто хоть немного знаком с художниками и кому случалось бывать в их мастерских в то  время, когда им позируют натурщики, испытывает при виде неведомого зверя — амфибий обоего пола, выставленных на обозрение публики, — безотчетное изумление, смешанное с легким отвращением. Экземпляр неизвестной науке породы, недавно привезенный из Центральной Австралии, вне всякого сомнения, не выглядит так неожиданно и так ново с зоологической точки зрения, как обнаженный человек; поистине, в Зоологическом саду следовало бы установить клетки для самцов и самок из породы homo, сбросивших искусственную кожу. На них смотрели бы с таким же любопытством, как на жирафу, онагра, тапира, утконоса, гориллу или двуутробку.

«Мода как искусство»

В природе нет ничего мертвого.

Из всех руин тяжелее всего созерцать человеческую руину.

Из всех шумов, какие только известны человечеству, музыка - шум самый дорогой.

Колоссальный фрибурский орган не издает таких могучих, величественных звуков, как это пианино под пальцами ясновидца (так называют трезвого члена нашего клуба). Музыка пылающими стрелами вонзалась мне в грудь и — странная вещь — скоро мне стало казаться, что мелодия исходит из меня. Мои пальцы скользили по невидимой клавиатуре, рождая звуки голубые, красные, подобные электрическим искрам. Душа Вебера воплотилась в меня. Когда ария из «Волшебного стрелка» отзвучала, я продолжал собственные импровизации в духе немецкого композитора. Музыка привела меня в неописуемый восторг. Жаль, что магическая стенография не могла записать вдохновенных мелодий, звучавших у меня в ушах: при всей моей скромности могу их поставить выше шедевров Россини, Мейербера и Фелисьена Давида. — «Клуб гашишистов»

Кто не видел влюбленной женщины, тот не может сказать, что такое женщина.

Любовь подобна удаче: она не любит, чтобы за ней гонялись.

Люди не смогли даже выдумать восьмого смертного греха.

Несомненно, что из всех развалин, какие существуют на свете, человеческие развалины - самое печальное зрелище.

Порыв холодного ветра ударил мне в лицо, и передо мной засияло ясное небо, похожее на огромную глыбу ляпис-лазури с золотой пылью бесчисленных звезд. — «Клуб гашишистов»

Скромность — эти румяна души, отсутствовала у нее совершенно.

Так скоро, к дню Святого Жана, —
Я ждать их больше не могу —
Распустятся цветы каштана
У виллы, на большом лугу.

«Цветок, что делает весну», 1866

Человеку свойственно злоупотреблять всем на свете, в том числе и своими достоинствами.