В молодости я был одержим многими вещами: машинами, одеждой, тупым товаром. Теперь, когда у меня все это есть, я обрел и нечто большее: это  понимание, что все эти излишества могут превратить тебя в идиота. В Восточной Германии было мало вещей, однако было некое чувство единения, которого больше не существует. Теперь же мы по уши погрязли в потребительстве, своем эго и индивидуализме. Сейчас место дружбы заняла торговля.

Вы называли меня богом — я хмурился. Вы обвенчали меня с сатаной — я смеялся… Попробуйте назвать меня человеком… И я, может быть, поверю…

Если ты  живешь, стоя на коленях — я пойму тебя. Если ты про это поешь, то лучше живи молча.

Если ты  живешь, стоя на коленях — я пойму тебя. Если ты про это поешь, то лучше живи молча. (Учитесь жить и творить правильную музыку, товарищи из HIM и иже с ними)

Искусство не бывает без боли; вместе с тем, искусство существует для того, чтобы компенсировать боль.

Любовь подобна цветку, даже самые прекрасные из них увядают.

Мне вообще всегда нравилось играть роли. Когда постоянно вживаешься в какой-то образ, то как будто бы проживаешь вместе со своей еще чью-то жизнь. Это интересно — вроде бы и ты, и одновременно не ты, а кто-то другой, иногда совсем на тебя не похожий. В идеале нет того очарования, которое есть в изъянах. Иногда кривая нравится больше, чем прямая линия… но иногда начинаешь путаться — успел уже выйти из роли или нет. Ты уже Тилль или еще маньяк-убийца…

Мне часто снятся кошмары - я просыпаюсь ночью весь в поту, так как вижу во сне жуткие кровавые сцены. Мои тексты — своего рода вентиль для лавы чувств в моей душе.

Мои тексты возникают из  чувств и из мечтаний, но все же больше от боли, нежели по желанию.

Наркотики – это очки, которые надевает слабый человек, боящийся смотреть в глаза жизненным трудностям. Я пропагандирую силу, а не слабость.

Об этом было много разговоров, но если в человеке есть какое-то радикальное чувство, что угодно может спровоцировать его выплеск — рисунок, фильм и тому подобное. По чистому совпадению это оказалась наша музыка. Важно думать о том, что заставило их пойти на такой шаг, как они опустились до такого — а не о их вкусах в музыке. Каждый раз, когда случается что-то подобное, все начинают винить артиста. Это полная чушь.

Ответ на обвинения в поддержке Террористов захвативших Беслан, которые слушали Rammstein

Я получаю все, что хочу, ну а если не получается, то я просто беру сигарету.