Не понимаю, кому какое дело до того, что болтают актеры.

Никогда не верю тем, у кого слишком белые зубы.

Перед тем как я решил стать актером, я решил стать знаменитым.

Помню, как однажды пришел домой из школы, включил телик, а там были Джонни Роттен из Sex Pistols и Сьюзи Сью. Они так страшно матерились, что тот  журналист, который провоцировал их в ходе интервью, потерял потом работу. Это было прекрасное время. Все вокруг тебя говорило: «Уродство — это  красота, а то, чему тебя учили, — чушь».

Расклад такой: одному Богу известно, кого я ненавижу больше: Тэтчер, Мейджора или Блэра.

Смешно, но больше всего я хочу сыграть Яго из «Отелло».

У Багза Банни есть чему поучиться.

Умоляю вас: легализуйте наконец дуэли!

Фильмы, в которых ты снимаешься, никогда не будут принадлежать тебе — они принадлежат режиссерам. Тебе даже могут дать «Оскар», но ты должен помнить, что это не твой трофей.

Чаще слушайте детей. О том, кто такой Тупак Шакур, мне когда-то рассказал мой сын.

Чем старше становятся твои дети, тем больше они нужны тебе и тем меньше нужен им ты.

Чертовы американцы — вечно их удивляет, что на самом деле я англичанин.

Я издалека узнаю лондонца, где бы его ни встретил, — по серому лицу.

Я мало что могу сказать про девяностые. Помню, что это была довольно скучная эпоха.

Я нигде не провел столько же времени, сколько провел в пабе.

Я смотрел все, что делали Кэри Грант, Кубрик и Бергман.

Я стараюсь держаться тех, кто всегда прав.

Я страшно нервничаю между фильмами, потому что мне сразу начинает казаться, что я уже никогда не получу роль. Это обычная английская штука — страх безработицы.