Анализ - не дело поэта. Его призвание - воспроизводить, а не расчленять.

Больше всего публика превозносит того, кто является одновременно объектом восхищения, уважения и сострадания.

Большой ум, как и большая гора, первыми ловят и отражают утреннее солнце.

Вежливость - это благожелательность в мелочах.

Верный признак общего упадка искусства - это не часто встречаемое безобразие, а неуместная красота. В общем, трагедия испорчена витийством, комедия - острословием.

Вероятно, ни один человек не может быть поэтом, не может даже любить поэзию, если он, хотя бы в малой степени, не душевнобольной.

В любом веке самые гнусные образчики человеческой натуры можно найти среди демагогов.

В любую эпоху самых злостных представителей рода человеческого следует искать среди народных вождей.

В наше время многие политики имеют обыкновение с апломбом рассуждать о том, будто народ не заслуживает свободы до тех пор, пока не научится ею пользоваться. Это умозаключение сделало бы честь дураку из старой сказки, который решил не идти в воду, пока не научится плавать.

Во всем мире не найдется и десяти человек, смерть которых могла бы испортить мне  ужин, но есть один или два, смерть которых разобьет мое  сердце.

Вознаграждению и наказанию подвластно все в этом мире. Все, кроме сердца.

Во флоте Карла II были джентльмены и моряки, но моряки не были джентльменами, а джентльмены - моряками.

Всякий тиран настолько заинтересован в том, чтобы свой народ мог грабить только он сам,  средства, которыми достигается эта цель настолько ясны и просты, что людям, быть может, живется лучше при самой жестокой тирании, чем при анархии.

Всякое правительство, которое пытается достичь большего, добьется меньшего.

Господствующая религия никогда не бывает аскетичной.

Долг хорошего правительства - защищать личность и  собственность. Главная же опасность, угрожающая личности и собственности, - это  невежество народных масс. Поэтому для того, чтобы хорошо править, необходимо распространять просвещение в народе.

Должное почтение к предкам, разумное и мужественное, мы отдаем не тогда, когда суеверно следуем тому, что они делали при других обстоятельствах, а тогда, когда поступаем так, как они поступили бы на нашем месте.

Древняя философия была мельницей, а не дорогой. Она состояла из вопросов, которые вращались в круге, из противоречий, которые всегда начинались сначала. В ней проявлялось огромное напряжение и совсем не было прогресса.