В большинстве своем люди более склонны страдать, чем бороться, дабы устранить причину страданий.

Вводить законы, противоречащие законам природы, – значит порождать преступления, чтобы потом их наказывать.

В вопросах власти прекратим слушать о доверии человеку, а поставим преграду от его злонамеренности, сковав его цепями конституции.

В вопросах стиля плыви по течению; в вопросах принципа стой твердо, как скала.

Вежливость - это искусственно созданное хорошее настроение.

Вежливость - это  привычка приносить в жертву мелкие удобства.

Взгляды и  вера людей зависят не от их собственной воли, но невольно подчиняются доказательствам, предложенным их уму, что всемогущий Бог создал разум свободным и выразил своим высшим желанием, чтобы он и впредь оставался свободным, для чего сделал его совершенно невосприимчивым к обузданию; что все попытки воздействовать на ум временными наказаниями, или возложением тягот, или лишением гражданской правоспособности приводят лишь к приобретению привычки лицемерить и совершать нечестные поступки…

Война – такое же наказание тому, кто его исполняет, как и тому, кто от него страдает.

Воля народа – единственная легитимная основа любого правительства, и защита ее свободного выражения должна быть нашей первой целью.

Все  искусство управления состоит в искусстве быть честным.

Всякий раз, когда я вспоминаю о том, что Господь справедлив, я дрожу за свою страну.

Вся  работа правительства сводится к искусству быть честным.

Выбирать себе правительство вправе лишь тот  народ, который постоянно находится в курсе происходящего.

Гораздо опаснее, если виновный человек понесет наказание без соблюдения закона, чем если он вообще избежит наказания.

Для корыстного духа коммерции не существует ни родины, ни  чувств, ни принципов – одна нажива.

Для общества бунт – вещь не менее полезная, чем гроза для природы… Это лекарство, необходимое для здоровья правительства.

Дороже всего нам обходятся те бедствия, которые нас так и не постигли.

Древо свободы должно время от времени орошаться кровью патриотов и тиранов. Это его естественное удобрение.

Письмо к У. С. Смиту от 13 нояб. 1787. Обычай сажать «деревья свободы» появился во время американской войны за независимость (после 1776 г.), а в мае 1790 г. был перенят в революционной Франции. Markiewicz, s. 471; Tulard, p. 530. г.