Для того чтобы познать свойства государства, необходимо предварительно изучить склонности, аффекты и  нравы людей.

Единственным состоянием людей до образования общества была война, и не только война в обыкновенном ее виде, но война всех - против всех.

Если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, они бы опровергались.

…Естественным состоянием людей до образования общества была война, и не просто война, а война всех против всех [bellum omnium in omnis,лат.].

«О гражданине» (1642), I, 12. В форме «bellum omnium contra omnis» – в латинском издании «Левиафана» Гоббса (1668), I, 13. В английском издании (1651): «война <... каждого с каждым». John, S. 46. «Войной всех со всеми» Тацит называл гражданскую войну («История», IV, 74). Тацит, с. 740.

Ибо для мудрых людей слова суть лишь марки (counters), которыми они пользуются для счета, для глупцов же они полноценные монеты, освященные авторитетом какого-нибудь Аристотеля, или Цицерона, или Фомы, или какого-либо другого ученого мужа.

«Левиафа́н, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»

Из бесконечного разнообразия образов своей фантазии люди сотворили бесконечное количество видов богов.

Конечно, пра­вильны оба утверждения: и  человек человеку Бог, и чело­век человеку волк. Первое - в том случае, если речь идет об отношениях между собою сограждан, второе - когда речь идет об отношениях между государствами.

В посвящении к Вильяму Кавендишу, третьему графу Девоншискому в книге «О гражданине», третьей части трилогии «Основы философии»

Любовь есть представление человека о его потребности в лице, к которому его влечет.

Папство представляет собой не что иное, как привидение умершей Римской империи, сидящее в короне на ее гробу.

«Левиафан» (1651), IV, 47. Гоббс Т. Избр. произв. в 2-х т. – М., 1989, т. 2, с. 533

Пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех.

«Левиафа́н, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»

Страх перед невидимой силой, придуманной умом или воображаемой на основании выдумок… называется религией.

Только в государстве существует всеобщий масштаб для измерения добродетелей и пороков. И таким масштабом могут служить лишь законы каждого государства.

Я отправляюсь в свое последнее путешествие. Я совершаю огромный прыжок в темноту. // …A great leap in the dark.

Приписываемые Гоббсу последние слова (4 дек. 1679 г.). Версия современника: «На смертном ложе он, говорят, сказал, что девяносто один год искал лаз [the hole], через который можно уйти из этого мира, и в конце концов отыскал его» (дневник Энтони Вуда от 10 дек. 1679 г.). Knowles, p. 455.