Человек может открыть Бога лишь с помощью своего разума. Отнимите разум, и человек окажется неспособным понять что-либо; тогда все равно будет, кому читать Библию - лошади или человеку.

Что же касается теологии,… то она - изучение человеческих мнений и фантазий относительно Бога. Она изучает не самого Бога в его трудах, а  труды и писания людей [о Боге]. И отнюдь не наименьшим из того ущерба, какой принесла миру христианская система, было то, что она предала первоначальную и прекрасную систему теологии, как прекрасную невинность, муке и позору с тем, чтобы очистить место кошмару суеверий.

Что же касается христианской системы веры, то она представляется мне разновидностью атеизма - каким-то религиозным отрицанием Бога. Она исповедует веру скорее в человека, чем в Бога. Она представляет собой смесь, состоящую главным образом из человекобожия (mansim) с небольшой добавкой деизма, и столь же близка к атеизму, как сумерки к темноте. Между человеком и его Создателем она помещает нечто непроницаемое, именуемое Искупителем. Посредством этого она производит религиозное или иррелигиозное затмение света, подобно тому как Луна, помещая свое непроницаемое естество между Солнцем и Землей, производит солнечное затмение. Вся орбита разума оказалась вследствие этого затемненной.

Я чту человека, способного улыбаться в  беде, черпать силы в горе и находить источник мужества в размышлении.