Нам говорили: «Вы играете музыку дьявола». На что мы отвечали: «Но ведь это все равно музыка».

Я люблю чуть более тонкий гриф по сравнению с классическими Gibson, потому что мне легче его охватить. Мне нравится, когда есть 24 лада. Я также предпочитаю тонкие лады, как на старых Gibson 1961 года. Не люблю толстые лады и предпочитаю, чтобы струны стояли низко.

Я пришел к звуку, который мне нравится, и поэтому я годами играю на одном и том же. У меня есть свои именные гитары и усилители, и они дают мне точно такой же звук, как я хочу. Мне хочется, чтобы звук был очень кранчевый и острый. Мой звук в 70-х был, наверное, чуть более мутный и фуззовый, чем теперь. Звук, который мне нужен сейчас плотный и мощный.