А у царского везиря было две дочери: старшая — по имени Шахразада, и младшая — по имени Дуньязада. Старшая читала книги, летописи и жития древних царей и предания о минувших народах, и она, говорят, собрала тысячу летописных книг, относящихся к древним народам, прежним царям и поэтам. <…> Везирь рассказал ей от начала до конца, что случилось у него с царем. И Шахразада воскликнула: «Заклинаю тебя Аллахом, о батюшка, выдай меня за этого царя, и тогда я либо останусь жить, либо буду выкупом за дочерей мусульман и спасу их от царя». — «Заклинаю тебя Аллахом, — воскликнул везирь, — не подвергай себя такой опасности!» Но Шахразада сказала: «Это неизбежно должно быть!»

О Шахразаде. Из «Рассказа о царе Шахрияре и его брате».

Бей в свой барабан и дуди в свою собственную дудку.

Пословица

Будь он [рассказ] написан иглами в уголках глаза, он послужил бы назиданием для поучающихся.

Будь правдив, ибо правдивость — корабль спасения и черта праведников.

Из «Рассказа об Абдаллахе ибн Фадиле».

Величье достигается трудом —
Бессонница в ночи, работа днем.
За жемчугом ныряй на дно морское,
И ты довольство обретешь мирское.
А без  труда величье не добыть,
Бесплодно жизнь погубишь, может быть.

Из «Сказки о Синдбаде-мореходе»

Вино — предатель

Т. е. напившись вина, человек раскрывает свои тайны. ##«Рассказ о Маруфе-башмачнике» (ночи 989—1001)

Влюбленный не слушает слов свободного от  любви.

Из «Сказки о Хасане басрийском».

Вручи Всевышнему дела — спасение найдешь,
Благие совершай дела — удачу обретешь,
Забудь все бранные слова — тебя бранить не станут,
Не пробуй ближних оболгать — и сам не встретишь ложь.

Из «Сказки о рыбаке Халифе»

Где ныне Хосрои? Тираны ушли навсегда.
От всех их сокровищ теперь не осталось следа.

Из «Рассказа о двух везирях и Анис аль-Джалис»

Для  больного от  любви нет лекарства.

Пословица. Из «Сказки о Хасане басрийском».

Дошло до меня, о  счастливый царь, что…

Зачин сказок Шахразады.

Здешняя жизнь — дом того, у кого нет дома.

Пословица. Из «Рассказа о водяной птице и черепахе».

И  врач сел и сказал: «Принесите мне блюдо», — и ему принесли блюдо, и он высыпал на него порошок, разровнял его и сказал: «О царь, возьми эту книгу, но не раскрывай ее, пока не отрежешь мне голову, а когда отрежешь, поставь ее на блюдо и вели ее натереть этим порошком, и когда ты это сделаешь, кровь перестанет течь. А потом раскрой книгу». И  царь Юнан приказал отрубить врачу голову и взял от него книгу, и  палач встал и отсек голову врача, и голова упала на середину блюда. И царь натер голову порошком, и кровь остановилась, и врач Дубан открыл глаза и сказал: «О царь, раскрой книгу!» И царь раскрыл ее и увидел, что листы слиплись, и тогда он положил палец в рот, смочил его слюной и раскрыл первый листок и второй и третий, и листки раскрывались с трудом. И царь перевернул шесть листков и посмотрел на них, но не увидел никаких письмен и сказал врачу: «О врач, в ней ничего не написано». — «Раскрой еще, сверх этого», — сказал врач; и царь перевернул еще три листка, и прошло лишь немного времени, и яд в одну минуту распространился по всему телу царя, так как книга была отравлена.

Мотив отравленной книги. Впоследствии был использован как основа интриги в известном постмодернистском романе «Имя розы». «Сказка о коварном везире» (ночь 5)

И женщина сняла бывшую на ней одежду и надела самое роскошное женское платье из бывших у нее, и я понял, что она женщина. И затем она принесла вино и выпила и напоила обезьяну, и потом обезьяна падала на нее около десяти раз, пока женщина не обеспамятела, а после этого обезьяна прикрыла ее шелковым плащом и ушла на свое место. И я спустился в середину помещения, и обезьяна почуяла меня и хотела меня растерзать, но я поспешно вынул нож, бывший у меня, и проткнул им брюхо обезьяны.

«Рассказ о девушке и обезьяне» (ночи 355—357)

И жили они блаженнейшей и приятнейшей жизнью, пока не пришла к ним Разрушительница наслаждений и Разлучительница собраний.

Т. е. до смерти. Типичная концовка.

И, заглянув в комнату, я увидел, что женщина взяла ягненка и отрезала лучшие его части и стала их варить в котле, а остатки бросила большому медведю могучего вида. И медведь съел ягненка до конца, пока она стряпала. А потом женщина вдоволь поела и разложила плоды, свежие и сухие, и поставила вино, и стала пить из кубка и поить медведя из золотой чаши, пока ее не охватил дурман опьянения. И тогда она сняла исподнее и легла, а медведь поднялся и упал на нее, и она давала ему лучшее, что есть у потомков Адама, пока он не кончил и не сел. Но потом он подскочил к ней и упал на нее, а окончив, сел и отдохнул, и он не прекращал этого, пока не сделал так десять раз, а после того они оба упали без памяти и стали неподвижны. <…> И, оказавшись подле них, я увидел, что у них не шевелится ни одна жилка из-за труда, который достался им. И, приложив нож к горлу медведя, я оперся на него и прикончил медведя, отделил ему голову от тела, и раздался великий хрип, точно гром,..

«Рассказ о женщине и медведе» (ночи 353—355)

И потом халиф взял бумажку и разорвал ее на куски и сказал: «О Джафар, напиши твоей рукой двадцать количеств — от динара до тысячи динаров, и столько же степеней власти и везирства — от ничтожнейшего наместничества до халифата, и двадцать способов всяких пыток — от ничтожнейшего наказания до убиения». И Джафар отвечал: «Слушаю и повинуюсь, о  повелитель правоверных!» И он написал на бумажках своей рукой то, что приказал ему халиф. И халиф молвил: «О Джафар, клянусь моими пречистыми отцами и моим родством с Хамзой и Акилем. Я хочу, чтобы привели Халифу-рыбака, и прикажу ему взять бумажку из этих бумажек, надпись на которых известна только мне и тебе, и что там окажется, то я и дам ему, и если бы оказался это халифат, я бы сложил его с себя и отдал бы его Халифе, и не пожалел бы, а если окажется там  повешение, или рассечение, или гибель, я сделаю это с ним. Ступай же и приведи его ко мне!»

Прообраз лотереи. «Сказка о рыбаке Халифе» (ночи 831—845)

И я до тех пор уговаривал ее и ручался ей, что я справлюсь с тем, с чем справлялась обезьяна, имевшая столь частые сношения, пока страх женщины не успокоился. И я женился на ней, но оказался слаб для этого и не мог этого вытерпеть, и пожаловался на свое положение одной старухе,.. <…> И старуха взялась устроить мне это дело и сказала: „Непременно принеси мне котелок и наполни его крепким уксусом, и принеси мне рятль молодого алоэ“. <…> И старуха подняла ее, бесчувственную, и приблизила ее фардж к отверстию котла, и дым из него поднялся и вошел к ней в фардж, и оттуда что-то вышло. И я всмотрелся и вдруг вижу, это два червячка — один черный, другой желтый, и старуха сказала: „Первый вырос от сношений с негром, а второй вырос от сношений с обезьяной“.

«Лечение» от зоофилии.