Большинство писателей… страдают «расстройством» искренности подобно тому, как все люди на свете страдают расстройством желудка. Средство в обоих случаях очень простое: во втором необходимо изменить питание, в первом - общество.

В каждом «самобытном» гении, будь то  художник или  ученый, есть какая-то тайна - как у азартного игрока или у медиума.

В качестве читателей мы иногда напоминаем тех мальчишек, что подрисовывают усы девицам на рекламных изображениях.

В литературе пошлость предпочтительнее ничтожности, ведь даже самый дешевый портвейн лучше воды из-под крана.

В людях, которые мне нравятся, которыми я восхищаюсь, найти что-то общее трудно; те же, кого я люблю, совпадают в одном - все они вызывают у меня смех.

В новом писателе мы замечаем либо только одни достоинства, либо только одни недостатки, и, даже если видим и то и другое, увязать их между собой не в состоянии.

Впечатление от себя самого никогда не совпадает с мнением о тебе других.

Все мы существуем здесь, на земле, чтобы помочь другим; для чего на земле другие - я не знаю.

Все поэты обожают взрывы, раскаты грома, смерчи, ураганы, пожары, руины, сцены вселенской бойни.

Всякий герой смертен, пока не умрет.

В чтении лучший принцип - доверять собственному вкусу, пусть наивному и неразвитому.

Вы читали «Майн кампф»? Право, это единственная честная книга, когда-либо написанная политиком.

Гении - счастливейшие из смертных, поскольку то, что они должны делать, полностью совпадает с тем, что им больше всего хочется делать.

Главная цель поэта, художника вообще, - создать нечто цельное, незыблемое. В поэтическом городе всегда будет одно и то же число жителей, живущих и работающих в одних и тех же местах.

Грустно сознавать, что в наше время поэт может заработать гораздо больше, рассуждая о своем искусстве, чем им занимаясь.

Даже самый великий писатель не способен смотреть сквозь кирпичную стену, но, в отличие от всех нас, он эту стену не возводит.

Добро может вообразить себе Зло, но Зло не может вообразить себе Добро.