Бог создал мир с помощью слова «Да будет свет». Подробности в Послании к Фессалоникийцам.

роман Маятник Фуко

В издательства стекается вся  глупость мира.

роман Маятник Фуко

В каждой компании есть кто-то, любящий обязательно что-нибудь ляпнуть не вовремя и не по делу. И вот звучит несолидный вопрос.

роман «Пражское кладбище», 2010 г.

В конце концов, всякий текст — это  ленивый механизм, требующий, чтобы читатель выполнял часть работы за него. Текст, в котором излагалось бы все, что воспринимающему его человеку надлежит понять, обладал бы серьезным недостатком — он был бы бесконечен.

сборник из шести лекций«Шесть прогулок в литературных лесах», 1994 г.

В непредсказуемости красота войны.

роман Маятник Фуко

В общем, легко понять, почему нас так притягивает литература. Она дает возможность неограниченного применения наших способностей к перцептуальному восприятию мира и к воссозданию прошлого. У литературы та же функция, что и у игры. Играя, дети научаются жизни, поскольку воспроизводят ситуации, в которых могут оказаться, повзрослев. А мы, взрослые, через литературу упражняем свои способности структурировать прошлый и настоящий опыт.

сборник из шести лекций«Шесть прогулок в литературных лесах», 1994 г.

Возможно, мои установки были неверными, что меня не радует — но я оказался прав, и это меня радует еще меньше. Впрочем, эти два неудовольствия все же доставляют мне некоторое удовлетворение.

В отроческую пору все писали стихи, настоящие поэты потом уничтожили стихи этого периода, а плохие их опубликовали.

роман Маятник Фуко

Выдумывание новых миров в конечном счете приводит к изменению нашего.

роман «Баудолино», 2000 г.

Высшая мудрость состоит в том, чтобы знать, что ты узнаешь все на свете слишком поздно. Все становится понятно тогда, когда нечего понимать.

роман Маятник Фуко

Господь Бог в штатском.

роман Маятник Фуко

Даже при отсутствии гения воображение всегда творительно.

роман Маятник Фуко

Десять заповедей придумано потому, что когда священник объясняет Писание, у него как раз хватит пальцев для загибания.

роман Маятник Фуко

… для врача открыты двери всех семей, и шире, чем для священника.

роман «Пражское кладбище», 2010 г.

Если вам доводилось в сильном расстройстве смотреть кинокомедию, вы знаете, что наслаждаться ею в такой момент очень трудно. Более того, случись вам через много лет снова посмотреть тот же фильм, вы, возможно, опять не сможете смеяться, потому что каждый эпизод будет напоминанием о грусти, которую вы испытывали при первом просмотре.

сборник из шести лекций«Шесть прогулок в литературных лесах», 1994 г.

Если впереди нас ждет нечто важное или захватывающее, мы должны воспитывать в себе искусство медлить.

сборник из шести лекций«Шесть прогулок в литературных лесах», 1994 г.

Заговор, если он должен быть заговором, секретен. Должен быть секрет, зная который, мы излечимся от фрустрации, потому что либо этот секрет приведет нас к спасению, либо знание этого секрета для нас отождествляется со спасением. Но существует ли столь сиятельный секрет? Существует, при условии чтоб нам не знать его никогда. Разоблаченный, он разочарует нас, и только. Разве не говорил Алье о тяготении к таинственности, переполнявшем собой эпоху Антонинов? А ведь как раз незадолго до того явился некто, кто заявил о себе как о сынове Божием, который воплотился и искупает грехи человеческого рода. Мало ли этого? И обещал каждому спасение, достаточно только полюбить ближнего. Мало ли такой тайны? И в приписке к завещанию сообщал еще, что любой, кто сумеет произнести правильные слова в правильное время, сможет претворить кусок хлеба и полстакана вина в плоть и кровь сына Божия и питаться тем, что получит. Такая загадка не заслуживала бережного отношения? И побуждал отцов церкви предположить, а впоследствии и провозгласить, что Господь одновременно и един и тройствен, и что Дух нисходит от Отца и Сына, а вовсе не Сын от Отца и Духа. Что это, фразочка для иликов? …как так, больше нету секретов?

роман Маятник Фуко