В дурачке, который ходит у нас по улице, больше времени — эпохи, чем в каком-нибудь министре.

Все никак не могу выбрать время — когда я имею право загулять? Все не имею.

Истинно великих людей определяет, кроме всего прочего, еще и то, что они терпят рядом с собой инакомыслящих. Гитлер и Сталин по этой статье не проходят туда.

Критическое отношение к себе — вот что делает человека по-настоящему умным. Так же и в искусстве и в литературе: сознаешь свою долю честно — будет толк.

Не могу жить в деревне. Но бывать там люблю — сердце обжигает.

Не помню, кто из великих сказал: на надгробиях надо писать не то, кем  человек был, а кем он мог быть.

Не  старость сама по себе уважается, а прожитая жизнь. Если она была.

Ничего, болезнь не так уж и страшит: какое-то время можно будет еще идти на карачках.

Патриарх литературы русской — Лев Толстой. Это — Казбек или что там? — самое высокое. В общем, отец. Пушкин — сын, Лермонтов — внучек, Белинский, Некрасов, Добролюбов, Чернышевский — племянники. Есенин — незаконнорожденный сын. Все, что дальше, — воришки, которые залезли в графский сад за яблоками. Их поймали, высекли, и они стали петь в хоре — на клиросе.

Пробовать писать должны тысячи, чтобы один стал писателем.

Самые наблюдательные люди — дети. Потом — художники.

Я воинственно берегу свою нежность. А как больше?

Я, как пахарь, прилаживаюсь к своему столу, закуриваю — начинаю работать. Это  прекрасно.