Большие сообщества людей – существа невменяемые.

Дешевизной бумаги, бесспорно, объясняется, почему женщины в литературе преуспели раньше, чем в каких-либо других профессиях.

Женщина веками играла роль зеркала, наделенного волшебным и обманчивым свойством: отраженная в нем фигура мужчины была вдвое больше натуральной величины.

Женщинам писательницам мешают консервативные взгляды, присущие противоположному полу. Что скажут мужчины о женщине, которая открыто заговорит о своих страстях? Ибо мужчины самим себе позволяют в этом отношении большую свободу, и правильно делают, но безотчетно приходят в страшную ярость и не могут с собой совладать, когда речь идет об аналогичной свободе для  женщин.

Жизнь — это не ряд симметрично расположенных светильников, жизнь — это сияющий ореол, полупрозрачная оболочка, окружающая нас с момента зарождения нашего сознания до его исчезновения.

История мужского сопротивления женской эмансипации едва ли не интереснее, чем история самой эмансипации.

Кто не говорит правду о себе, не может говорить ее о других.

Лично моя  история совсем проста. Представьте себе девушку с пером в руке, сидящую в спальне. От нее только требовалось с десяти утра до часу дня водить этим пером в направлении слева направо. Потом ей пришла в голову вполне простая и недорогостоящая мысль: засунуть несколько исписанных страниц в конверт, налепить вверху марку достоинством в один пенс и опустить все это в красный почтовый ящик за углом. Именно таким образом я стала журналисткой; и в первый день следующего месяца труд мой был вознагражден.

Моя  профессия — литература; а в этой профессии трудностей для  женщин меньше, чем во всех других, не считая только театра, — я имею в виду специфически женские трудности.

Почему женщины гораздо больше интересуют мужчин, чем  мужчины – женщин?

Самая сильная позиция – это позиция умершего среди живых.

У каждого человека есть свое прошлое, укрытое в нем, как страницы книги, известной только ему; а его  друзья судят лишь по заглавию.

Юмор – первое, что теряется в переводе.

Я заработала первой рецензией один фунт десять шиллингов и шесть пенсов и на эти  деньги купила персидского кота. А потом меня разобрало честолюбие: кот это, конечно, очень хорошо. Но кота мне мало. Я хочу автомобиль. Вот так я и стала романисткой.