Бог думает о нас. Но он не думает за нас.

Бояться смерти - все равно что бояться того, что мы ограничены в пространстве.

В большом городе можно больше увидеть, зато в маленьком - больше услышать.

Виктор Гюго был безумцем, который вообразил себя Виктором Гюго.

Виртуозы не служат музыке; они заставляют ее служить себе.

Внешне Сати был похож на заурядного чиновника: бородка, пенсне, котелок и зонтик. Эгоист, фанатик, он не признавал ничего, кроме своей догмы, и рвал и метал, когда что-нибудь противоречило ей. - Эрик Сати был моим наставником, Радиге - экзаменатором. Соприкасаясь с ними, я видел свои ошибки, хотя они и не указывали мне на них, и даже если я не мог их исправить, то по крайней мере знал, в чем ошибся…

из книги «Бремя бытия», 1947 год

Во фразе: «Картины Пикассо - это мазня» - о Пикассо не сказано ничего, зато о говорящем - все.

Время от времени следует отдохнуть от безделья.

Вундеркинды, как правило, дети родителей с богатым воображением.

Где это видано, чтоб женщина, с плачем выбежав из-за стола, не вернулась снова за стол?

Даже величайший шедевр литературы - всего лишь приведенный в  беспорядок словарь.

Даже самая злая собака не кусает того, кто ее кормит. Какой пример литературным критикам…

Для одних стиль - это сложный способ говорить о простом, для других - простой способ говорить о сложном.

Дурные привычки - единственное, чем люди делятся без раздумья.

Если есть выбор, кого распинать, толпа всегда спасает Варраву.

Если ты  знаменитость, неприятно, что все кругом тебя знают, и совершенно ужасно, когда тебя не узнают.