Все правительства, основанные на насилии, впадают в смешное противоречие: желая держать народы в состоянии слабости, они тем не менее сами хотят с их помощью стать сильными.

Все, что нарушает единство общества, никуда не годится; все установления, ставящие человека в  противоречие с самим собою, не стоят ничего.

Все, что является нравственным злом, является злом и в политике.

Всякая власть - от  Бога, я это признаю; но и всякая болезнь от Него же: значит ли это, что запрещено звать врача?

Всякая злость происходит от бессилия.

Всякий, кто зависит от других и не имеет своих внутренних средств, не сможет стать свободным. Союзы, договоры, доверие людей - все это может привязать слабого к сильному, но не сильного к слабому.

Всякий организм начинает умирать с момента рождения и в самом себе носит причины своего предстоящего разрушения.

Всякий праздный гражданин является вором.

Всякий человек, рожденный в рабстве, рождается для рабства; ничто не может быть вернее этого. В оковах рабы теряют все, вплоть до желания от них освободиться.

Всякого рода привилегии выгодны для частных лиц, которые их получают, и ложатся бременем на нацию, которая их дает.

В ту минуту, когда правительство узурпирует суверенитет, общественное соглашение разорвано, и все простые граждане, по праву возвращаясь к своей естественной свободе, принуждены, а не обязаны повиноваться.

Главные движущие силы, которые заставляют людей действовать, если их хорошенько рассмотреть, сводятся к двум: сластолюбию и тщеславию; если вы отнимете у первого то, что принадлежит второму, то обнаружите при окончательном рассмотрении, что все сводится почти что к одному только тщеславию.

Давать обещания и не исполнять их - означает, быть может, человека ловкого, но, конечно, человека нечестного.

Дайте детству созреть в детстве.

Два противоположных состояния ввергают людей в оцепенение безделья: одно из них - то душевное спокойствие, в  силу которого мы довольствуемся тем, чем обладаем; второе - это ненасытное вожделение, дающее чувствовать невозможность его удовлетворения. Тот, кто живет, не имея желаний, и тот, кто знает, что не может получить того, что желает, равным образом пребывают в бездействии. Чтобы действовать, нужно и стремиться к чему-либо и быть в состоянии этого достигнуть.

Доброе - это прекрасное в действии.