Легче завоевывать, чем управлять. С помощью соответствующего рычага можно одним пальцем поколебать мир; но чтобы поддерживать его, необходимы плечи Геракла.

Лишь великие события создают великих людей.

Ложное может выступать в бесконечных сочетаниях, истина же существует лишь в одном виде.

Любите детство; поощряйте его игры, его забавы, его милый инстинкт. Кто из вас не сожалел иногда об этом возрасте, когда на губах вечно смех, а на душе всегда мир?

Любить глубоко - это значит забыть о себе.

Люди, будьте человечны! Это ваш первый долг. Будьте таким для всех состояний, для всех возрастов, для всего, что не чуждо человеку.

Люди, будьте человечны! Это ваш первый долг. Будьте такими для всех состояний, для всех возрастов, для всего, что не чуждо человеку.

Люди всегда будут такими, какими делают их женщины; поэтому, если вы хотите, чтобы были великие и добродетельные люди, внушите женщинам, что такое величие и  добродетель.

Люди всегда стремятся к своему благу, но не всегда видят, в чем оно.  Народ не подкупишь, но часто его обманывают и притом лишь тогда, когда кажется, что он желает дурного.

Люди испорчены; они могли быть еще хуже, если бы имели несчастье родиться учеными.

Люди от  природы ленивы; но страстное стремление к труду - это первый плод благоустроенного общества; и если народ вновь впадает в  состояние лени и безразличия, то это происходит опять-таки из-за несправедливости этого же самого общества, которое не придает уже больше труду той цены, которой он заслуживает.

Мне известны только три орудия, при помощи которых можно влиять на  нравы народа: сила закона, власть общественного мнения и привлекательность наслаждения.

Много рассуждают о качествах хорошего воспитания. Первое, которое я потребовал бы от него, - а оно предполагает и много других - это не быть человеком продажным.

Мое дело сказать правду, а не заставлять верить в нее.

Мудрец вовсе не гонится за богатством, но он не равнодушен к славе; и когда он видит, как дурно она бывает распределена, его  добродетель, которую дух соревнования оживил бы и сделал бы полезною для общества, начинает томиться и постепенно угасает в нищете и безвестности.

Мудрецы, которые хотят говорить с простым народом своим, а не его языком, никогда не смогут стать ему понятными. Однако есть множество разного рода понятий, которые невозможно перевести на язык народа.

Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества.